Многие с детства выбирают профессию, появляется мечта, которую потом воплощают в жизнь. Несколько столетий назад мальчики хотели стать военными, посвятить свою жизнь службе Отечеству, девочки стремились стать фрейлинами, помогать императрице. Не так давно очень популярна была мечта стать космонавтом. Но есть и другие мечты, не связанные со светской жизнью, мечты о жизни в монастыре, о служении Богу.

PgZZKPZsy8c
послушник Богдан Семенюк

О том, как появилось решение стать монахом в самом раннем детстве, нам рассказал послушник Высоко-Петровской обители Богдан Семенюк.

— Богдан, Вы родились в верующей семье, православные традиции Вам знакомы с детства или познакомились с церковью значительно позже?

— Да, я родился и вырос в православной семье. С детства я был прихожанином храма рядом с моим домом. Мы с семьей часто ездили в паломнические поездки. Моя жизнь с самого раннего детства неразрывно связана с храмом.

— В каком возрасте Вы впервые задумались о том, чтобы стать монахом?

— Впервые такая мысль у меня появилась в семь лет, когда мы с семьей поехали в Свято-Успенскую Почаевскую лавру.

Там меня поразил вид одного монаха: он стоял, задумавшись, и не замечал людей вокруг, а его длинные черные одежды и седая борода развевались на ветру… Он как будто находился в другом мире. Меня юного это сильно впечатлило, и я тогда впервые подумал, что хотел бы стать монахом.

Сейчас я понимаю, что в тот день я больше увлёкся внешним образом. Но именно так, наивно, по-детски, возник мой интерес к монашеству. Со временем этот интерес только возрастал. Я стал читать жития святых, изучать историю Церкви, на летние каникулы вместо моря ездил на послушания в монастырь.

Через несколько лет, когда уже я учился в старших классах школы, я уже гораздо лучше понимал, что такое монашеская жизнь — служение, послушание, молитва. Ну, насколько это было возможно для юного мирянина. И к тому времени я уже твердо решил, что хочу провести свою жизнь именно так.

Сейчас мне 22 года. Внешне я приблизился к тому образу, который меня впечатлил в тот день в Почаевской лавре: хожу в длинных черных одеждах, ношу бороду. Но это второстепенно в сравнении с тем служением, которое наполняет жизнь монаха или послушника монастыря.

1-1
Свято-Успенская Почаевская Лавра

— Вы учились в обычной светской школе или в православной?

— В обычной светской школе. Насколько я знаю, в нашем классе верующим был только классный руководитель.

— Возникали ли у Вас сложности с одноклассниками, позже с однокурсниками, преподавателями из-за вероисповедания, регулярного посещения богослужений? Ведь очень многие церковные праздники совпадают с учебными и рабочими днями.

— С одноклассниками и моими ровесниками проблем не возникало. Только один раз, после поездки с классом в Почаев, меня в школе шутливо начали называть попом, потому что я ориентировался в Лавре, знал, в какой момент креститься и как вкушать просфору.

С преподавателями возникали небольшие сложности, когда мне нужно было уйти на службу (в то время я уже помогал в алтаре). Каждый раз ситуация разрешалась простым разговором.

— Сейчас Вы являетесь послушником Высоко-Петровского монастыря. Как Вы оказались в данной обители?

— Я приехал в Москву, чтобы учиться в Российском православном университете, и довольно скоро начал алтарничать в храме Покрова Пресвятой Богородицы в Покровском-Стрешневе, настоятелем которого тогда был отец Петр – ректор РПУ. Когда университету вернули храм на Новой площади, я стал пономарить там. Как раз тогда Святейший Патриарх благословил отцу-ректору быть наместником Высоко-Петровского ставропигиального мужского монастыря. Когда я узнал об этом, то сразу написал прошение о принятии меня в монастырь.

— В вашем сельском монастыре эта новость, наверное, всех поразила. Вероятно, они рассчитывали, что Вы вернетесь к ним.

— Друзья-насельники Богородице-Рождественского монастыря одобрили мой выбор, и продолжают меня поддерживать и наставлять.

z_4a4c0881
С настоятелем  Богородице-Рождественского мужского монастыря с. Городище архимандритом Романом (Кимовичем), сегодня епископ Конотопский и Глуховский

— На Ваш взгляд существует ли разница между сельским и городским монастырем? Ведь Вы провели свое детство в монастыре, который находился на лоне природы в тишине сельской жизни, а сейчас у Вас за стенами монастыря расположен самый центр столицы.

— Конечно, в городе сложнее сохранять молитвенное настроение. Например, в сельском монастыре у меня никто не стал бы брать интервью. Но монастырский уклад жизни и устав направлены на то, чтобы научиться пребывать в состоянии внутренней тишины в разных условиях. Также в этом помогают советы старшей братии и наместника. Но все равно бывает трудно.

— А в бытовом плане есть отличия?

— В этом смысле, монастыри руководствуются общей практикой организации монашеской жизни насельников. Что важно? Важное место в жизни монаха занимает келья! Монашеская келья — место иноческого делания. Один из отцов наставляет братию так: «Монашеская келья сама тебя всему научит». Поэтому в монастырях придают большое значение организации монашеской жизни. Главное – чтобы бытовые вопросы не отвлекали от молитвы. Для этого нужно жить максимально просто.

— А чем Вы занимались в сельском монастыре?

— Основным моим послушанием было делать просфоры. У меня это неплохо получалось, поэтому иногда успевал еще стоять за свечным ящиком помогать на клиросе, пономарить.

— И у Вас на все хватало времени?

— Да, времени хватало на все. Времени хватало на то, чтобы между монастырскими послушаниями рыбачить. А ночью иногда я читал неусыпаемую псалтырь.

l0_buuJBYVM
Богородице-Рождественского мужского монастыря с. Городище

— Какие послушания у Вас есть в монастыре на данный момент?

— Основное мое послушание – работа в информационной службе монастыря. Еще я преподаю Закон Божий в Воскресной школе. И, конечно, послушания, связанные непосредственно с храмом и алтарем.

— Некоторые люди склонны размышлять и на счет монашества, что сейчас они будут жить своей обыденной жизнью, создадут семью, а потом уже в старости уйдут в монастырь и посвятят свою жизнь служению Богу…

— В таком случае получается, что молодость они проведут в миру и проживут для себя, а старость и немощь оставят для Бога? Если есть желание уйти в монастырь в молодости, то надо уходить, а не ждать старости, когда уже не будет сил потрудиться на благо монастыря, во благо Церкви, и проявится физическая немощь.

— Что Вы можете посоветовать молодым людям, которые думают о том, чтобы посвятить свою жизнь служению Богу?

— Не дерзну советовать. Но, если кому-то это будет интересно, с радостью поделюсь тем, что сам успел узнать о жизни в монастыре.

— Богдан, спасибо, что согласились на интервью! Мы желаем Вам Божией помощи в нелегком каждодневном труде!

Беседу вела Наталья Топоркова

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: