Отец Константин (Симон): мы принимаем тех, кто хочет лучше знать свою веру

0

Петровская богословская школа существует с ноября 2014 года. В мае ей исполнилось полтора года. В ближайшее время состоится очередной выпуск – слушатели курсов, сдавшие успешно экзамены, получат сертификаты об окончании учебы. По такому случаю мы решили задать несколько вопросов, касающихся жизни Петровской школы, ее директору и преподавателю, монаху Высоко-Петровского монастыря отцу Константину (Симону).

2S3B7743– Здравствуйте, отец Константин! Расскажите, пожалуйста, на каких учащихся ориентирована школа? Может ли человек, только начинающий изучать православие, прийти к Вам? Или нужна подготовка?

– Подготовка не нужна, к нам приходят совершенно разные люди: и те, которые достаточно хорошо знают православную веру, и те, которые уже давно являются прихожанами того или иного храма, но очень мало знают про богословие. Это распространенная проблема в православной церкви. Прихожане разных храмов, даже в Москве, регулярно ходят на богослужения, но не понимают сути своей веры. Поэтому мы должны преподавать на разных уровнях даже: и для тех, которые мало знают, и для тех, кто знает больше и хотел бы только иногда задавать вопросы и разговаривать со священниками.

– Какие-то испытания должен пройти абитуриент при поступлении?

– Вступительных испытаний нет, мы принимаем всех, кто хочет лучше знать свою православную веру. Все это совершенно бесплатно. При этом не обязательно быть прихожанином монастыря. Только по окончании обучения экзамены сдают желающие получить сертификат. В этом году экзамены состоятся 5 июня.

– Сложные экзамены?

– Достаточно нелегкие. Даже некоторые вопросы я счел слишком сложными для слушателей. Однако без них, я считаю, не обойтись. Хотя у нас в школе это дело добровольное. Важно действительно изучать материал, а не только присутствовать на лекциях.

Кстати, насчет присутствия на лекциях. Я был очень удивлен тому, как внимательно наши слушатели слушают лекции, как активно задают вопросы, переживают, если занятие отменяется.

– Отец Константин, расскажите о расписании, в какое время и как часто проходят уроки?

– Занятия в школе проводятся три раза в неделю, начинаются они в 18.30 и заканчиваются, как правило, в 21.00, а иногда и в 21.30. Мне кажется, что урок не должен быть таким длинным, так как это очень тяжело – говорить три часа без перерыва. Я бы предпочитал говорить полтора часа, но студентам нравится… Они остаются до конца лекции, а после ее окончания даже задают вопросы.

– Не хотят уходить…

– Да. Я вообще не знаю, откуда они находят время и силы приходить на занятия после работы или учебы…

2S3B7754– С начала работы в школе преподавались лишь четыре предмета: «Новый Завет», «Литургика», «Основы православной аскетической культуры», «Ветхий Завет». Теперь добавилось изучение церковнославянского и латинского языков, Истории христианской Церкви, Церковного искусства… Как вам кажется, насколько важно для обычного прихожанина изучение такого количества предметов?

– Мне кажется, что это довольно важно. Такие предметы, как, например, церковнославянский язык. По-моему, я фанатик в отношении языков (отец Константин владеет в совершенстве французским, русским, английским, немецким, итальянским, а также читает на четырнадцати языках – ред.). Я должен сказать, что церковнославянский язык знать чрезвычайно важно. Потому что это одна из основных проблем православных прихожан. Они не понимают церковнославянского, а ведь именно на нем идет богослужение. 

– А остальные предметы?

– Остальные предметы, мне кажется, тоже нужно знать – искусство, музыка церковная… Это не семинаристы, это нормальные миряне, им интересно знать про православную культуру. Они хотят изучать не только догматику, богословие, но и музыку, церковное пение, искусство, иконографию – в общем, все, с чем они непосредственно сталкиваются, когда входят в храм. Да, хорошо знать богословие. Может, иногда достаточно знать и только Божий Закон, если это не семинаристы, не специалисты по богословию. Для нормальных православных прихожан важно знать православную культуру.

2S3B8852– Отец Константин, как проходят Ваши занятия?

– На своих лекциях по истории Древневосточных церквей я часто включаю студентам послушать литургическую музыку, показываю картины из жизни этих церквей, рассказываю о жизни Западной Церкви. Я хочу, чтобы они знали, что действительно происходит в ней сегодня.

– Вы преподаете еще и латинский язык…

– Да. Я стараюсь на своих лекциях латинского языка давать не только основы грамматики, но и основы литургической латыни, чтобы слушатели познакомились с литургическими сокровищами Западной Церкви. Да, мы знаем, что католики живут в заблуждении и т.д. Но латинский язык – это основа западной культуры, через него человек проникает в западную культуру. 

И я стараюсь всегда, на каждой лекции, давать студентам работать с отрывками литургических сочинений латинской церкви. Мне хочется, чтобы они познакомились с западными Отцами Церкви, святыми, которые приняты и Православной Церковью. Например, познакомились с сочинениями святого Блаженного Августина, святого Иеронима, Григория Двоеслова и так далее. 

2S3B8834– Отец Константин, как Вы считаете, для современного православного человека необходимо иметь представление о католичестве?

– Конечно, это важно, чтобы он знал реалии католической жизни сегодня. Я не говорю, что он должен принимать это все, но он должен, по крайней мере, понимать догматическое развитие Запада. Не воспринимать, а понимать, как это развивалось… чтобы это не было для него как другой мир или другая планета. Я заметил и замечаю, что очень часто даже те православные профессора, которые занимаются католицизмом, представляют его в той форме, в какой он существовал в 19 – начале 20 века.

Но они не знают реалий католической жизни, которые мне лично не очень нравятся. Но жизнь католической Церкви сегодня сильно отличается от того католицизма, который эти православные эксперты знают, и знания о котором хотят передавать своим студентам. И мне кажется, это очень важно, чтобы православные знали, что происходит сейчас на Западе. Я не хочу, чтобы они принимали это – я не принял! Но католическая церковь после Второго Ватиканского собора 1962 года очень сильно отличается от католической церкви первой половины 20 века. 

– Отец Константин! Вы говорили, что решающее значение при окончательном выборе Вашего жизненного пути в православии имел недостаток литургической жизни в современной католической церкви… Объясните, пожалуйста, нашим читателям, что это за недостаток? У вас ведь вполне благополучно складывалась карьера в католичестве, и вдруг вы все перечеркнули…

– Литургическая жизнь в католической церкви сегодня находится в глубоком кризисе. И происходит это в первую очередь из-за произвола… Католики, в особенности молодые, не понимают своей литургической традиции. И это была одна из причин, почему я выбрал православие. Потому что в православии есть живая литургическая жизнь, а у католиков слишком много литургического «творчества», много злоупотреблений. Католическая церковь потеряла идею тайны, священного, таинственного…

Секуляризация, которая происходит на Западе, проникла в самое лоно католической церкви. Как католическая церковь сегодня работает и как когда-то работала в начале 20 века – это два совершенно разных богословия. Католическая церковь – не какой-то монолит, как иногда православные представляют себе.

У моих слушателей в Петровской школе был большой шок, когда я показал им слайды, на которых изображалось, как происходит литургия на Западе. Они не отдавали себе отчет, что до какой степени на Западе деградировала литургическая жизнь. 

– Расскажите, пожалуйста, про преподавателей школы. Кто проводит занятия?

 В основном преподает братия монастыря. Они очень хорошо знают свой предмет, и нужно быть благодарными им за то, что они находят время для занятий со слушателями, так как у них очень много еще и других послушаний. Читать лекции по искусству и иконологии приходит в школу Ольга Иосифовна Куприянова, заведующая кафедрой декоративно-прикладного искусства Православного Института св. Иоанна Богослова.

– Чем-то отличается Петровская богословская школа от других подобных школ? Например, от воскресных школ, которые существуют на базе храмов?

– Да, конечно. Во-первых, наша школа ориентирована на взрослых. Во-вторых, это все-таки школа более высокого уровня, чем воскресная. Это не Закон Божий, не катехизис, это догматическое богословие. Некоторые из изучаемых в школе предметов мне кажутся слишком сложными для прихожан, но тем не менее я вижу, что они это принимают и ценят. Догматическое богословие – очень тяжелый предмет даже для студентов на богословских кафедрах. А наши слушатели – это люди, которые не имели возможности изучить богословские основы, но хотят восполнить этот пробел.

2S3B7716– В начале учебного года Вы говорили, что курсы, организованные в Петровской школе, стали ответом на призыв Патриарха о необходимости просветительской деятельности в приходах и монастырях Русской Православной Церкви. На Ваш взгляд, каковы возможные плоды подобных просветительских курсов?

– Я был крещен малышом, в течение 12-ти лет ходил в религиозную католическую школу, где каждый день в течении 45 минут постигал основы религии. После этих двенадцати лет я достаточно хорошо знал свою веру. Но у русских людей, особенно пожилых, не было такой возможности, они не могли посещать даже воскресную школу. Конечно, можно было слушать проповеди батюшек во время богослужений, но не все регулярно ходили на службы в силу каких-то обстоятельств, трудностей, связанных с работой или с чем-то еще.

Поэтому я очень ценю людей, которые жили в советское время в России, а не на Западе, в особенности тех, которые пережили гонения на религию, когда было очень трудно получить религиозное воспитание и образование, но они все равно остались верными Церкви. У них нет сегодня знания правд веры, догм. И поэтому особенно важно, чтобы на эти занятия ходили те, кто не имел возможности в юности получить религиозное образование. Это важно еще и потому, что потом они смогут передать этот опыт своим детям, внукам. 

– То есть главным образом применить свои знания слушатели курсов могут в семье, давая религиозное воспитание и образование своим детям и внукам?

-Да. Но можно применить свои знания и на работе… Например, устроиться на работу в воскресную школу, стать катехизатором.

– Вы сами получили очень серьезное и глубокое образование, имеете большой опыт как в преподавании, так и в руководстве образовательными структурами. Как влияет на преподавание тот багаж знаний, который вы получили, будучи до своего перехода в православие католиком и обучаясь в католических университетах? В связи с этим, вносите ли вы какие-то элементы модернизации в то, что преподаете?

– Я преподавал в католических школах 30 лет, в основном в Риме, а также немножко в Америке и в других странах. Я стараюсь более-менее передавать это знание, когда я преподаю историю западной церкви. Хочу, чтобы студенты понимали западную церковь как она есть, как я в ней жил сам. К сожалению, сейчас пока у меня нет времени заниматься научной работой, писать статьи, как я это делал в Риме. 

2S3B9015– Отец Константин, каковы перспективы развития Петровской богословской школы – что бы Вы хотели изменить в ней? 

– Я бы хотел, чтобы слушатели курсов изучали больше предметов. Было бы хорошо позвать преподавателей из Православного Института святого Иоанна Богослова. Но все упирается в финансирование, так как приглашенным специалистам надо платить.

– Отец Константин, и последний вопрос. Будет ли набор слушателей в Петровскую богословскую школу в следующем году?

– Да, осенью мы будем вновь набирать студентов. У кого есть время, возможности, пусть приходят, тем более что все это совершенно бесплатно.

– Спасибо Вам большое за интересную беседу. Всего Вам доброго!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: