На Пасху Высоко-Петровский монастырь провел одно из самых ярких праздничных мероприятий столицы ― Петровский Пасхальный фестиваль. Обитель святителя Петра с древности объединяла вокруг себя людей. Сегодня она находится в центре мегаполиса и не просто открывает свои двери для мирян, но и сама идет им навстречу. Основной точкой соприкосновения с внешним миром является информационная служба монастыря, которую, возглавлял молодой послушник, а за время подготовки нашего интервью он принял иноческий постриг с именем Макарий. С ним мы поговорили о разных сторонах деятельности монастыря, его информационной и просветительской работе.

— Высоко-Петровский монастырь находится в авангарде столичной церковной жизни. Он открыт для мирян и, в частности, для молодежи. А информационная служба стоит на самом передовом рубеже. Как Вы справляетесь с такой ответственностью?

— Когда нам с коллегами поручили создать пресс-службу монастыря, поначалу мы не представляли, что нас ждет. Вообще-то у меня нет журналистского образования, и работать в информационной службе я начал по послушанию. Конечно, что-то получается, а что-то нет. Однако после того, как случаются авралы, завершаются сложные мероприятия, начинаешь осознавать, что все прошло на самом деле очень легко. И в этом я вижу закономерность монашеской жизни: если тебя благословили ― безропотно выполняй и тогда ощутишь помощь Божию. В целом принципы работы информационной службы монастыря можно назвать общими, как в любой другой пресс-службе.

— Как Вы оказались в Высоко-Петровском монастыре?

— Я приехал в Москву учиться в Православном институте святого Иоанна Богослова. Мои родители ― люди старой закалки, они хотели, чтобы сначала я получил светское образование и только после этого ― образование духовное. Однако мы нашли компромисс, ведь в православном институте я одновременно мог учиться и на кафедре экономики, и на кафедре теологии, таким образом удовлетворив свои и их желания. Поначалу так и было.

В это время в жизни вуза случилось очень значимое событие. Святейшим Патриархом было принято решение назначить нашего ректора, игумена Петра, настоятелем храма апостола и евангелиста Иоанна Богослова на Новой площади. Тогда в этом храме располагался Музей Москвы, и ректор с преподавателями и студентами получил отказ дирекции музея в просьбе совершать там богослужения. Поэтому еженедельно служили прямо на улице, со стороны алтаря. Но уже через год мэр Москвы принял решение ускорить процесс освоения музеем ранее переданных зданий Провиантских складов у метро «Парк культуры», и богослужения все же стали совершаться в храме. Вот на такую не простую, но духоподъемную обстановку пришелся мой разговор с ректором о желании священнического служения в будущем и, возможно, монашества. Тогда отец Петр ответил, что для исполнения моего желания мне нужно поступать в семинарию, а пока можно испытать себя, неся алтарные послушания в храме.

По прошествии какого-то времени, в марте 2013 года, отца Петра назначили наместником Высоко-Петровского монастыря. Тогда же в храм на Новую площадь прибыл ковчег с частицами Покрова и Ризы Пресвятой Богородицы, и отец ректор ежедневно совершал перед святыней молебны. В день своего назначения отец Петр служил очередной молебен, а я решил по-доброму подшутить и положил ему записку, в которой написал «о здравии игумена Петра с братией Высоко-Петровского монастыря». Тогда я сказал ему: «Отец Петр, не буду Вас поздравлять, а попрошу только об одном — принять меня в братию обители». На что батюшка ответил: «Пиши прошение о зачислении в монастырь трудником, а там посмотрим». Так я оказался здесь.

В монастыре меня назначали на различные послушания: и в алтаре, и в трапезной. Немного я потрудился и в паломнической службе, но в итоге получил послушание в пресс-службе. Насколько я понимаю, наместник решил, что создавать и наполнять содержанием это подразделение монастыря должен не мирянин, а человек, живущий внутренней жизнью обители.

— Работу в информационной службе я бы назвала самым немонашеским послушанием…

— Иногда меня посещает такая мысль, но я говорю себе, что всякое послушание в монастыре является монашеским, и если оно делается по благословению ― все встает на свои места.

— Среди моих знакомых есть такие монахи, которые, подвизаясь в отдаленном монастыре, стараются не выходить даже в ближайшее село. Им это тяжело. Поэтому трудно представить, чего стоит регулярно покидать монастырские стены и общаться с мегаполисом.

― Наверное, у таких монахов есть большой опыт «классического образа монашеской жизни». Они постоянно пребывают в стенах монастыря и имеют общение преимущественно с братией. Наш монастырь находится в центре Москвы и уже самим этим вписан в контекст городской жизни. Когда я вижу ту пользу для паломников, прихожан, участников наших культурных, просветительских проектов, которую приносит обитель, то все шумы отходят на второй план.

― У кого Вы учитесь в профессиональном плане, если у Вас нет специального образования?

― Когда меня только назначили на это послушание, я советовался по каждой запятой с наместником. Если у нас просили какое-либо интервью, мы с ним обсуждали, как это можно лучше сделать. Если я писал какой-то текст, обязательно нес его на проверку отцу Петру, и он его правил, перечеркивал, порой даже переписывал, объяснял, как правильно.

В МПИ св. Иоанна Богослова, где я учусь, есть кафедра журналистики, и заведует ею Елена Викторовна Жосул. Этот человек мне очень помог. Елена Викторовна познакомила меня с профессиональными журналистами, которые также помогают мне в моей работе. Мне пришлось пройти этот своеобразный экспресс-курс, но тем не менее я должен сказать, что продолжаю чувствовать себя необразованным в медийном плане. Поэтому стараюсь учиться, повышать квалификацию, не стоять на месте. Ведь кажется, что проекты и праздники в монастыре повторяются из года в год. Но если в прошлом году ты использовал определенные приемы и методы для освещения этого события, то в следующем году они не будут работать. Контекст и содержание меняются, поэтому информацию каждый раз нужно подавать по-новому.

― Надо сказать, что монотонность и однообразие ― не характерные черты жизни Высоко-Петровского монастыря. В обители активно развивается работа с молодежью, проводятся квесты…

― Все эти мероприятия, как правило, собирают самую разновозрастную публику. Началось все с того, что наместник решил организовать общение для нашей молодежи таким образом, чтобы они не разбегались после службы, а оставались в монастыре, смотрели фильмы, обсуждали различные темы и вместе с тем помогали бы монастырю, детским домам, хосписам ― вели социальную и миссионерскую работу. И мы думали, как это сделать… Самый простой способ ― объявить после службы, что все желающие моложе тридцати лет могут остаться на собрание молодежного клуба. Но отец Петр попросил нас с братией придумать что-то интересное, что-то, что сделало бы появление молодежного клуба при монастыре значимым событием и было бы интересно молодым людям. Так появились квесты.

В феврале прошлого года мы объявили, что первая встреча молодежного клуба будет в формате квеста по Высоко-Петровскому монастырю. На него сразу записалось около 40 человек. А у нас наготове было только десять заданий, поэтому в последнюю ночь пришлось придумывать еще двадцать заданий! Но сделать это оказалось гораздо проще, чем потом оформить их в едином стиле. И наша прихожанка Виктория занималась этим всю ночь: рисовала, вырезала свитки с заданиями, «старила» их ― для этого каким-то специальным образом «запекала» их в духовке. В итоге получилось тридцать заданий, три разных маршрута ― чтобы группы не пересекались. Маршрут игры был проложен внутри монастырских стен. Участники заходили в храмы, в музей, актовый зал. Мы задействовали в программе квеста даже некоторых наших сотрудников. Например, в Сергиевском храме за подсвечниками ухаживает Зинаида Ивановна, «бабушка ― Божий одуванчик». У нее есть обычай: она всегда ходит в рабочих халатах разного цвета, но все они в горошек. И одно из заданий мы положили в карман ее халата. Чтобы получить его, участники должны были найти «хранителя в горошек». Всегда было очень забавно наблюдать за тем, как это происходило. Представляете, пятнадцать человек заходит в пустой будничный храм, в котором находится только одна Зинаида Ивановна в халате в крупный горошек. И никто не может понять, что же они ищут.

Мы придумали для нашего квеста необычное название: «Селфи с монастырем». Почему так? Когда мы задумывали этот квест, то ориентировались в основном на нашу молодежь. Но несмотря на то, что ребята являются нашими прихожанами, они не всегда знают названия строений монастырского ансамбля и порой не знают их истории. Поэтому десять заданий были придуманы для того, чтобы участники узнали об истории каждого храма и здания монастыря, научились бы различать их архитектурные особенности. Квест идет час, за это время три группы успевают ответить на все вопросы, отгадать все загадки, и, таким образом, познакомиться с историей нашей обители.

Сейчас на эти квесты приходят и дети. Но для них сначала проводят небольшую экскурсию по монастырю, а сам квест «закрепляет» материал. Я заметил, что на одни и те же вопросы дети отвечают правильно только после прохождения маршрута.

― Квесты начали проводить с празднования 700-летия со дня основания обители?

― Получается так. С 2015 года.

Считается, что когда-то митрополит Петр прошел от Кремля к тому месту, где сейчас находится монастырь, появилась тропинка, а впоследствии ― улица, которая была названа Петровкой. В прошлом году в день памяти святителя Петра, 6 сентября, мы сделали квест по всей улице, назывался он «Тайны древней Петровки». Мы нашли интересные локации, задействовали разные здания с нашим фирменным подходом: десять заданий на каждую группу. Маршрут начинался у Кутафьей башни на Красной площади, а завершался в саду Эрмитаж, где стояла большая сцена, на которой можно было провести награждение. У нас было тридцать команд, а это 300 человек. Организовать такое количество команд было крайне трудно, и мы стали искать людей, которые могли бы организовать квест профессионально. Нам отвечали на наши просьбы: «Ну что вы! Мы делаем квесты для групп до пятидесяти человек». Хотя к тому моменту официально зарегистрированных участников было уже гораздо больше, мы не предполагали, что их будет в шесть раз больше. В итоге, не найдя помощи, нам все пришлось делать самостоятельно. Основная сложность заключалась в том, что на протяжении всего маршрута, от Кремля до сада Эрмитаж, невозможно было проследить за местом, где ты прячешь задания, по примеру монастырского квеста. И было решено, что на каждой точке должен стоять ответственный человек, но не просто человек, а аниматор. И на протяжении всего маршрута стояло несколько десятков аниматоров, у них были определенные роли, они были переодеты в разных персонажей, например, в афроамериканца или в полицейского, кто-то стоял с лошадью, были среди персонажей даже Шерлок Холмс. После прохождения каждого задания команда получала фрагмент QR-кода, который нужно было собрать, и он указывал на финальную точку — сад Эрмитаж.

― Сколько человек в итоге занималось организацией?

― Вся ответственность легла на руководителя паломнической службы монастыря, теперь уже диакона, Романа Криницына. Мы, конечно, помогали ему. Он занимался всем: начиная с составления заданий и заканчивая тем, что договаривался, чтобы аниматору, например, разрешили стоять четыре часа у дома 38 на улице Петровка. (Это была целая история: нужно было получить разрешения в разных инстанциях на то, чтобы в определенный день сотни людей могли перемещаться по улице и выполнять какие-то задания).

Отдельная история связана с созданием призового фонда для победителей. Наши друзья ― Театр наций во главе с Евгением Мироновым ― предложили в качестве приза билеты на свой спектакль, Департамент национальной политики, межрелигиозных связей и туризма города Москвы нам подарил билеты на фестиваль «Круг света». Рестораны и магазины, расположенные на Петровке, также предложили свою помощь и придумали специальные номинации, в которых вручили призы. В итоге из тридцати команд пятнадцать ушли с подарками.

После обращения монастыря рестораны и бутики придумывали специальную программу скидок к празднику святителя Петра. Например, ресторан Де Марко предоставлял 15% скидку всем, кого зовут Петр. А рыбный ресторан La Marée разработал специальное «петровское» меню, стилизованное под эпоху митрополита, коронным блюдом которого стала рыба под названием Сен-Пьер. (Всем, кто заказывал это блюдо, официанты рассказывали, что по легенде 2 темных пятнышка за жабрами рыбы Сен-Пьер ― это следы от пальцев самого апостола Петра. Он выловил рыбу по просьбе Иисуса Христа, и во рту у нее, как и было сказано Спасителем, нашел 2 монетки, чтобы заплатить мытарю налог на храм. С тех пор эта рыба так и называется ― Сен-Пьер, или рыба святого Петра, чье имя носит святитель Петр, митрополит Московский. ― Прим. ред.) Словом, по замыслу наместника вся эта активность должна служить тому, чтобы день святителя Петра стал праздником всей улицы, вышел из стен монастыря. Все эти жесты очень объединили людей. Можно даже провести параллель с раздробленными княжествами, существовавшими на Руси 700 лет назад, которые, в том числе и благодаря служению митрополита Киевского Петра, стали объединяться вокруг тогдашней Москвы. Похожее происходит и сейчас, когда в свой праздник святитель Петр объединяет людей.

― Вы представляете идеальную модель информационной службы монастыря?

― Это очень сложный вопрос, потому что на ум приходит сразу много характеристик, в том числе таких, которым мы пока не соответствуем.

― Тогда какие цели она должна перед собой ставить?

― Однажды архиепископ Сергиево-Посадский Феогност, председатель Синодального отдела по монастырям и монашеству, собирал всех игуменов и игумений, а также представителей информационных служб монастырей. И кто-то ему задал совершенно конкретный вопрос, касающийся информационной службы. Его спросили: для чего монастырю, закрытой от мира монашеской общине, рассказывать о себе? Службы в нем такие же, как и везде, для этого необязательно создавать сайт. Рассказывать о жизни монахов? Так они ушли из мира. После этого вопроса повисла пауза, потому что все понимали, что задан честный и откровенный вопрос. И владыка Феогност дал очень мудрый ответ. Владыка рекомендовал в работе информационных служб монастырей руководствоваться опытом душепопечения и так выстроить информационную работу, чтобы она вдохновляла прихожан, читателей сайтов знакомиться, изучать Священное Писание, предание Святых Отцов. Нужно сделать так, чтобы жизнь монастыря стала дверью в мир святоотеческой мудрости и опыта жизни во Христе. В нашей работе мы руководствуемся этим принципом, все наши новости о богослужениях обязательно включают в себя выдержки из проповедей наших отцов или познавательную историческую справку. А в социальных сетях мы дополняем информацию о церковных праздниках цитатами и историями из жизни прославленных и еще не прославленных в лике святых людей.

― На Пасху монастырь организовал Петровский Пасхальный фестиваль. Расскажите о нем.

― Петровский Пасхальный фестиваль стал уже традиционным. В этом году мы его проводим в четвертый раз. Все это время он проходит в рамках городской программы «Сорок сороков» при поддержке Департамента культуры города Москвы.

Идея создания фестиваля, насколько я знаю, принадлежит нашему наместнику. Отец Петр каждый раз принимает деятельное участие в организации фестиваля и до мелочей прорабатывает все вопросы лично. Думаю, благодаря этому, фестиваль и имеет такой успех.

Первые два фестиваля проходили внутри монастырских стен, тогда это выглядело очень необычно. Во дворе стояла сцена, с которой по всей обители разносились пасхальные песнопения, а перед ней фольклорные ансамбли играли с самыми маленькими прихожанами. По всей территории монастыря, как грибы, вырастали различные мастер-классы, например, по росписи пасхальных яиц.

Мы устанавливали на территории монастыря четыре красных двухметровых яйца, которые служили главным пасхальным украшением обители. Каждый раз эти пасхальные яйца привлекали к себе очень много внимания. И на второй год мы поняли, что территория монастыря уже не вмещает всех желающих посетить фестиваль, поэтому мы решили увеличить масштаб праздника, и уже на Пасху 2016 года Петровский Пасхальный фестиваль проводили на Петровке, под стенами монастыря. Была установлена большая сцена и десяток двухметровых макетов пасхальных яиц, которые и стали самой яркой и интересной деталью нашего фестиваля. Мы предложили ученикам разных художественных студий, школ и колледжей расписать эти макеты яиц в рамках конкурса.

Всех желающих принять участие мы просили предварительно прислать эскиз предполагаемой росписи и выбирали самые яркие и интересные работы. Совершенно очевидно, что за два часа, отведенные на конкурс, детишки не смогут полностью расписать такие большие яйца, поэтому правила нашего конкурса предусматривают возможность командам заранее прийти в монастырь и подготовить макеты. И обычно все участники пользуются такой возможностью: они наносят эскизы и разметку, готовят фон, делают очень сложную и трудоемкую работу. В этом году тоже были такие работы, и подготовительный этап занял целых два рабочих дня. А уже в рамках самого конкурса ребята делали завершающий этап, прописывали детали.

В этом году в рамках Петровского Пасхального фестиваля было расписано 20 яиц двадцатью командами соответственно, а это ― 120 человек. Было потрачено 300 литров краски разных цветов, 600 кисточек и валиков. Заявки на участие в конкурсе прислали почти 40 команд, их принимает Департамент культуры города Москвы, поэтому желающих стать конкурсантами фестиваля в будущем году просим направлять свои заявки туда.

С каждым годом масштаб Петровского Пасхального фестиваля заметно растет, увеличивается количество посетителей, меняются программы, но настроение, которое царит на площадке, остается неизменным.

Помимо росписи яиц, по-прежнему проводятся различные мастер-классы. Гостей учат звонить в колокола, ковать, лепить из глины, делать всевозможные поделки. В этом году наша паломническая служба провела экскурсии для 500 человек, а для самых любознательных устроила в монастыре конкурс в формате квеста.

Петровский Пасхальный фестиваль показал, что он интересен не только для детей, которые участвуют в мастер-классах или расписывают двухметровые макеты яиц, но и для взрослых, которые то и дело толпятся возле кузни и пробуют выковать своими руками памятный сувенир, например, гвоздь или простой столовый прибор.

В этом году во время праздника после обеда пошел дождь, который потом превратился в снег… И вначале показалось: все, сейчас все разойдутся. Но не тут-то было. Пасхальное настроение на бульваре было таким, что его можно было резать, как кулич, на куски и уносить домой. Команды, справившиеся с заданием, танцевали и водили хороводы вокруг своих работ, кто-то играл на гитаре. Гости плясали под зонтами и подпевали коллективам, выступающим на сцене. Некоторые посетители фестиваля постоянно курсировали между участниками и смотрели не только на то, как ребята расписали пасхальные яйца, но и на то, как те веселятся в эту непогоду. Счастливы были все.

Лично я промок до нитки, очень замерз, одежда от влаги стала такой тяжелой, что трудно было ходить, но хотелось остаться до конца. И в этот день у стен монастыря воцарилась такая пасхальная радость, что даже снег, дождь, холод и усталость ― все вместе не могло ни на йоту испортить это настроение.

Беседовала Елена Варова

Московская городская епархия

 

 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: