Почему бы не перевести текст богослужения на русский?

Вопросы священникуРубрика: Вопросы священникуПочему бы не перевести текст богослужения на русский?
0 +1 -1
Дмитрий спросил 8 месяцев назад

В припципе, понятно, что церковно-славянский язык красивый, глубокий и тд. Но возникает вопрос – почему все же нельзя перевести богослужение на русский и служить на русском хотя бы в части храмов? Нельзя назвать ЦСЯ сакральным языком или непременной частью Церкви, ведь за пределами России служат на национальных современных языках. В чем причина такого сопротивления создание альтернативы ЦСЯ, переводу службы?

1 ответ
0 +1 -1
Best Answer
Петровский Вестник Админ. ответил 8 месяцев назад

Иеромонах Константин (Симон), доктор богословия, директор Петровской богословской школы:

Для начала нужно обратиться к лингвистической стороне вопроса. Мне понятно, почему, например, на Балканах сегодня уже не служат на церковнославянском языке. Болгары и сербы совершают богослужение на своих родных языках, хотя по грамматическому строю болгарский и сербохорватский ближе к церковнославянскому языку (ЦСЯ – это кодифицированный старославянский, или – древнеболгарский язык). Дело в том, что по словарному составу балканские языки очень далеко отошли от ЦСЯ. Даже украинцам сегодня трудно служить только на ЦСЯ: их язык развивался под влиянием польского и немецкого языков, так что сегодня лексический состав украинского далек от языка богослужебных книг.

С русским языком – другой случай. В русском языке очень много церковнославянизмов и он намного ближе к богослужебному языку Церкви по словарному составу, чем все остальные славянские языки. Известно, что русские – народ очень консервативный, особенно русские православные. В XX веке, когда процветал воинствующий атеизм, имело место обновленческое движение, которое чуть не разорвало на части Русскую Православную Церковь. «Обновленцы» в то время предпринимали попытки перевести все богослужебные тексты на современный русский язык. Я даже помню, как один священник, с которым я был знаком еще в эмиграции, посетовал на то, что слова из 50 псалма «Господи, устне мои отверзеша и уста моя возвестят хвалу Твою» в переводе обновленцев звучали как «Господи, открой мой рот…». Те переводы были бедны и некрасивы. Может быть, конечно, сейчас уже и есть красивые и адекватные переводы на русский язык. Но одно можно сказать точно: на сегодняшний день попытки перевода богослужения и сами разговоры об этом встречают волну негатива со стороны консервативных православных в том числе и из-за печального опыта обновленцев.

Святейший Патриарх Сергий в одно время также был связан с обновленческой церковью. Есть история про то, как однажды он, еще не будучи патриархом, в первую неделю Великого поста стал читать канон Андрея Критского на русском языке. После службы, когда все закончилось, одна бабушка с упреком его спросила: «Батюшка, когда вы начнете читать Канон?». Так что это было негативно принято в народе и в то время. У нас перед глазами есть также пример Католической Церкви, где текст богослужений давно перевели на современные языки, но эти переводы, особенно на английский, были настолько ужасны и бедны, что пять лет назад католики признали их \”не соответствующими оригиналу\” и снова стали предпринимать попытки уже более качественного перевода богослужения на английский язык. Но проблема в том, что современные католики, не слыша латинского языка в течение длительного времени, уже отвыкли и сегодня практически никто не понимает латынь. Для них это очень большая потеря. Когда только переводили богослужения на современный язык, католики надеялись, что храмы будут полны – молодежь тотчас повалит в храм, так как все будет понятно, не скучно и так далее. Этого не случилось, а произошло как раз наоборот: храмы на Западе сегодня пустые. Почему? Отчасти потому, что у людей появилось ощущение, что Литургия лишилась сакральности, стала как бы \”прозаичной\”. Язык – очень важная часть психологии народа.

Еще одним доводом в пользу бережного отношения к традиционному богослужебному языку Русской Церкви служит пример западной традиции, где после перевода богослужебных текстов на современные языки произошел крах музыкальной традиции. Крайне трудно сохранить музыкальную ткань, созданную для текста на одном языке, при переводе на другой.

Но вернемся к Русской Православной Церкви, которая является кафолической и отчасти Вселенской, потому что присутствует не только в государственных границах России, но и на Украине, в Белоруссии, Молдавии и Приднестровье, да и на территории России много народностей – например, якуты или татары, среди которых также есть православные. Что было бы, если бы в Русской Православной Церкви стали бы совершать богослужения только на русском языке? Тогда, действительно, Церковь идентифицировала себя только с русской культурой и современным русским языком. Это было бы неправильно и послужило бы поводом обвинить Русскую Православную Церковь в национализме. Сегодня, как мне кажется, было бы лучше подождать с экспериментами богослужения на русском языке. Это вопрос времени. Еще есть опасность ассоциировать употребление русского языка с т.н. «церковной революцией». Да и непонятно, принесет ли этот переход пользу. Возможно, такие опыты богослужений на русском языке были бы и уместны в ограниченном виде, не повсеместно. Более того, успешные попытки есть теперь и были раньше: например, митрополит Ленинградский и Ладожский Никодим (Ротов) (†1978), как известно, читал Евангелие и апостол на русском языке. Не знаю, намного ли облегчило понимание апостольских посланий при их чтении на русском – ведь там содержится достаточно много богословски сложных моментов.

Говорят, повторение – мать учения. Если чаще ходить в храм и постоянно слышать чтение на церковнославянском языке, то этот язык уже не будет казаться чужим и таким далеким от современного русского.