Преподобномученик Герман (Полянский)

0

_MG_1224_coldБо­рис По­лян­ский, бу­ду­щий ар­хи­манд­рит Гер­ман, ро­дил­ся в г. Тирaспо­ле в 1901 го­ду в се­мье свя­щен­никa-мис­си­о­нерa. До за­кры­тия Зо­си­мо­вой пу­сты­ни он несколь­ко раз при­хо­дил в оби­тель, од­на­ко увлек­ся об­нов­лен­че­ством и лишь в 1924 го­ду под вли­я­ни­ем ар­хи­епи­ско­па Вар­фо­ло­мея (Ре­мо­ва) при­нес по­ка­я­ние в увле­че­нии об­нов­лен­че­ски­ми иде­я­ми. В том же го­ду он при­шел в Вы­со­ко-Пет­ров­ский мо­на­стырь и на­чал обу­че­ние в су­ще­ство­вав­шей при нем тай­ной Ду­хов­ной ака­де­мии. 17 мар­та 1926 го­да в Вы­со­ко-Пет­ров­ском мо­на­сты­ре Бо­рис при­нял мо­на­ше­ский по­стриг с име­нем Гер­ман в па­мять о ду­хов­ном от­це вла­ды­ки Вар­фо­ло­мея – Зо­си­мов­ском стар­це Гер­мане (Гом­зине).
Тро­га­тель­ны сло­ва вла­ды­ки Вар­фо­ло­мея по по­стри­же­нии мо­на­ха Гер­ма­на: «Брат! Бо­же­ствен­ная Пу­те­во­ди­тель­ни­ца при­ве­ла те­бя в свою Зо­си­мов­скую оби­тель. Ты при­шел ту­да и там от су­е­ты ми­ра, от лжи так на­зы­ва­е­мой куль­тур­но­сти по­тя­нул­ся к стар­цам, к их про­сто­те чест­ной и прав­ди­вой. Ты по­чу­ял, что всех их, а с ни­ми и ме­ня греш­но­го, объ­еди­ня­ет один дух ба­тюш­ки от­ца Гер­ма­на, на­ше­го об­ще­го стар­ца. Те­бе не при­шлось непо­сред­ствен­но учить­ся у него, но ты по­чув­ство­вал эту ве­ли­кую си­лу, в ти­шине со­вер­шав­шу­ю­ся, по­чув­ство­вал ее во всей неза­мет­но­сти, во всей ее глу­бо­кой скры­то­сти от взо­ров люд­ских… И вот те­перь те­бе на­ре­че­но его имя и, ко­неч­но, это — на поль­зу те­бе. Как сам ба­тюш­ка ни­ко­гда не воз­но­сил­ся, как его обык­но­ве­ни­ем бы­ло все­гда се­бя осуж­дать, ока­явать, так это пусть бу­дет и тво­им обык­но­ве­ни­ем. Не рас­се­и­вай­ся. Обыч­но мы смот­рим по сто­ро­нам, за дру­ги­ми, и от это­го нам неко­гда сле­дить за со­бою. Ви­дим гре­хи дру­гих, а сво­е­го-то не за­ме­ча­ем, так как, ко­неч­но, нель­зя де­лать то­го и дру­го­го вме­сте. Вни­май по­это­му се­бе (Втор.15:9), вся­ким хра­не­ни­ем хра­ни, блю­ди свое серд­це, этот ис­точ­ник жиз­ни, это сре­до­то­чие ее (Притч.4:23). По­ни­май, как это по­ни­мал и до сих пор сонм по­движ­ни­ков, как по­ни­мал это и прис­но­па­мят­ный ба­тюш­ка, — что мо­нах есть по­нуж­де­ние есте­ства все­гдаш­нее…»
Уже через ме­сяц епи­скоп Вар­фо­ло­мей ру­ко­по­ло­жил его во иеро­мо­на­ха, а в 1932 го­ду – в ар­хи­манд­ри­та. Став во гла­ве од­ной из Пет­ров­ских об­щин, он был очень вни­ма­те­лен к сво­им мно­го­чис­лен­ным ду­хов­ным ча­дам, в ос­нов­ном, из чис­ла мо­ло­де­жи.
Отец Гер­ман был бли­жай­шим и пре­дан­ней­шим ду­хов­ным сы­ном и по­мощ­ни­ком вла­ды­ки Вар­фо­ло­мея. По вос­по­ми­на­ни­ям мо­на­хи­ни Иг­на­тии, «он ча­сто во вре­мя служ­бы под­хо­дил по де­лам к вла­ды­ке и по­дол­гу за­дер­жи­вал­ся око­ло его крес­ла. Он был вы­со­ко­го ро­ста, хо­дил мед­лен­но, с рас­кач­кой (из-за боль­ных ног), по­сто­ян­но дер­жа ту или иную кни­гу под мыш­кой; ве­ро­ят­но, он по­мо­гал вла­ды­ке в де­лах Ака­де­мии, – нам, ча­дам дру­гих стар­цев, не бы­ло ни­че­го из­вест­но об этом де­ла­нии вла­ды­ки». В 1932 го­ду отец Гер­ман за­щи­тил ма­ги­стер­скую дис­сер­та­цию, от­зыв на ко­то­рую со­став­лен свя­щен­но­му­че­ни­ком мит­ро­по­ли­том Ана­то­ли­ем (Гри­сю­ком), в про­шлом рек­то­ром Ка­зан­ской ду­хов­ной ака­де­мии. От­зыв ру­ко­пис­ный, очень по­дроб­ный (за­ни­ма­ет боль­ше трех стра­ниц фор­ма­та А3). За­кан­чи­ва­ет­ся он так: «Уче­ная сто­ро­на дис­сер­та­ции до­воль­но вы­со­ка для на­ше­го вре­ме­ни. Ли­те­ра­ту­ра при­вле­че­на до­ста­точ­но об­шир­ная. Ав­тор изу­чил гре­че­ский язык и по­чти вез­де без­оши­боч­но пе­ре­во­дит под­лин­ный текст взя­то­го цер­ков­но­го пи­са­те­ля. Он де­ла­ет ряд экс­кур­сов в ли­тур­ги­ку, в био­гра­фи­че­ские тон­ко­сти. По всем этим дан­ным и при­ни­мая во вни­ма­ние усло­вия для бо­го­слов­ско-на­уч­ных ра­бот в ны­неш­нее вре­мя, счи­таю ав­то­ра… за­слу­жи­ва­ю­щим по­ощ­ре­ния».
Ко­гда об­щи­на Вы­со­ко-Пет­ров­ско­го мо­на­сты­ря по­ки­ну­ла сте­ны род­ной оби­те­ли и пе­ре­бра­лась в храм пре­по­доб­но­го Сер­гия на Боль­шой Дмит­ров­ке, отец Гер­ман, по бла­го­сло­ве­нию вла­ды­ки Вар­фо­ло­мея, од­новре­мен­но стал ча­сто слу­жить так­же и в церк­ви свт. Ни­ко­лая в Со­ло­мен­ной Сто­рож­ке, где слу­жил так­же и бу­ду­щий свя­шен­но­му­че­ник Ва­си­лий На­деж­дин, и в церк­ви свт. Мит­ро­фа­ния Во­ро­неж­ско­го в Пет­ров­ском пар­ке.
В ян­ва­ре 1933 го­да он был аре­сто­ван по «Де­лу чле­нов круж­ка хри­сти­ан­ской мо­ло­де­жи», ко­то­рым ру­ко­во­дил по­сле смер­ти от­ца Ва­си­лия На­деж­ди­на и аре­ста игу­ме­на Мит­ро­фа­на (Ти­хо­но­ва) с 1930 г. «Ве­дя ра­бо­ту сре­ди мо­ло­де­жи, – го­во­рил он в сво­их по­ка­за­ни­ях, – я пре­сле­до­вал пе­ред со­бой за­да­чу под­го­тов­ки кад­ров цер­ков­но­го ак­ти­ва рев­ни­те­лей Церк­ви».
В фев­ра­ле 1933 г. бы­ло аре­сто­ва­но 25 че­ло­век – кли­ри­ков и при­хо­жан Вы­со­ко-Пет­ров­ско­го мо­на­сты­ря, пре­по­да­ва­те­лей су­ще­ство­вав­шей при нем тай­ной ака­де­мии. Се­го­дня нам из­вест­но имя че­ло­ве­ка, слу­жив­ше­го в оби­те­ли и да­вав­ше­го по­дроб­ней­шую ин­фор­ма­цию ОГПУ обо всем, что в ней про­ис­хо­ди­ло. Его по­ка­за­ния и лег­ли в ос­но­ву боль­шин­ства «по­ка­за­ний» аре­сто­ван­ных, ко­то­рые они, вы­слу­шав, под­пи­сы­ва­ли. Изу­чая до­ку­мен­ты след­ствия, про­то­ко­лы до­про­сов, необ­хо­ди­мо пом­нить о кри­ти­че­ском от­но­ше­ния к до­ку­мен­там ОГПУ, и все же нель­зя не об­ра­тить вни­ма­ния на ту роль ар­хи­манд­ри­та Гер­ма­на в мо­на­сты­ре, ко­то­рая от­ме­че­на во мно­гих по­ка­за­ни­ях. «Ру­ко­во­дя­щую роль мо­на­сты­рем кро­ме епи­ско­па Вар­фо­ло­мея про­во­дит По­лян­ский и его по­мощ­ни­ки», «К се­бе на квар­ти­ру я несколь­ко раз при­гла­ша­ла ду­хо­вен­ство для со­вер­ше­ния цер­ков­ных служб… Служ­бы эти со­вер­шал мой ду­хов­ный отец Гер­ман По­лян­ский». «Ру­ко­во­дя­щую роль неле­галь­но­го круж­ка со­ю­за хри­сти­ан­ской мо­ло­де­жи по­след­нее вре­мя за­ни­мал По­лян­ский Бо­рис Ива­но­вич, иеро­мо­нах Гер­ман и Фор­ту­на­тов Игорь Кон­стан­ти­но­вич. Их ру­ко­вод­ство неле­галь­ным круж­ком хри­сти­ан­ской мо­ло­де­жи за­клю­ча­лось в объ­еди­не­нии круж­ков­цев и внед­ре­нии хри­сти­ан­ских идей, а так­же спло­че­ния ан­ти­со­вет­ско­го ак­ти­ва мо­ло­де­жи для борь­бы с без­бож­ной со­ввла­стью. На од­ном из неле­галь­ных со­бра­ний круж­ка на кв. На­деж­ди­ной Е.С. осе­нью 1932 г., ме­ся­ца точ­но не пом­ню, По­лян­ский го­во­рил: «В совре­мен­ных со­бы­ти­ях вар­вар­ско­го го­не­ния на ре­ли­гию, ду­хо­вен­ство и ве­ру­ю­щих в Со­вет­ском Со­ю­зе, необ­хо­ди­мо объ­еди­не­ние мо­ло­де­жи для борь­бы с без­бож­ной со­ввла­стью. В Со­вет­ском Со­ю­зе мо­ло­дежь раз­вра­ще­на вся­ки­ми «куль­тур­ны­ми» ме­ро­при­я­ти­я­ми, как-то: т.н. об­ще­ствен­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми, вро­де «Без­бож­ник» и физ­куль­ту­ра, и нам, со­зна­тель­ным хри­сти­а­нам необ­хо­ди­мо спа­сать мо­ло­дежь от боль­ше­вист­ско­го дур­ма­на». При­сут­ство­ва­ли на этом неле­галь­ном со­бра­нии Сто­лы­пин, Мер­ца­ло­вы М.Н. и Н.Н., Це­лье­вы К.В. и Т.В., и На­деж­ди­на Е.С., го­во­ри­ли, что они го­то­вы ве­сти борь­бу с без­бож­ной вла­стью и не бо­ять­ся боль­ше­вист­ских ре­прес­сии и го­не­ния, хо­тя бы им гро­зи­ла ссыл­ка или тюрь­ма».
Вот еще несколь­ко по­ка­за­ний о жиз­ни Вы­со­ко-Пет­ров­ской об­щи­ны то­го вре­ме­ни, в том чис­ле и о ро­ли в ней ар­хи­манд­ри­та Гер­ма­на, «пе­ре­ве­ден­ные» на язык ОГПУ. «Ру­ко­во­дя­щую роль мо­на­сты­ря по­рво­дят Гер­ман Пол­няс­кий и вер­нув­ший­ся из ссыл­ки иеро­мо­нах Ши­рин­ский-Ших­ма­тов, а так­же осталь­ные мо­на­хи до пят­на­дца­ти че­ло­век все эти мо­на­хи ру­ко­во­дят мо­ло­де­жью при­вле­кая их в по­слуш­ни­ки че­ло­век две­на­дцать их я не знаю по фа­ми­лии по име­ни знаю Бо­ри­са и Вла­ди­ми­ра. Гер­ман По­лян­ский устра­и­вал у ме­ня на квар­ти­ре тай­ное бо­го­слу­же­ние при­сут­ству­ю­щих мо­на­шек я не пом­ню. Так­же име­ет­ся при церк­ви штат по­слуш­ниц и мно­го мо­на­шек. Так­же про­во­дят­ся тай­ные по­стри­ги в мо­на­ше­ство но их я не знаю по­то­му что это су­гу­бо про­во­дит­ся сек­рет­но. Я на су­ще­ству­ю­щий строй смот­рю как на на­ка­за­ние за гре­хи по­слан­ной Бо­гом Со­вет­скую власть ко­то­рая раз­ру­ша­ет хра­мы и го­нит ре­ли­гию». «…Мо­ло­дежь при­вле­ка­лась в чте­цы и ипо­ди­а­кон­ство. Так­же су­ще­ству­ет штат по­слуш­ниц, ко­то­рые при­вле­ка­ют­ся в хор по фа­ми­лии их не знаю, знаю по име­нам Оль­гу, Зи­на­и­ду, Еле­ну, На­деж­ду, все­го че­ло­век до 20. Ру­ко­вод­ству­ют­ся они стар­цем Ага­фо­ном Ле­бе­де­вым, Ши­рин­ским Ни­ко­лой, По­лян­ским. По­слуш­ни­цы пи­шут ра­пор­тич­ки о сво­ей жиз­ни и де­я­тель­но­сти, но о чем кон­крет­но я не знаю. При мо­на­сты­ре су­ще­ству­ет неле­галь­ный сбор средств для со­слан­но­го ду­хо­вен­ства, ко­то­рым ру­ко­во­дит Вар­ва­ра Алек­сан­дров­на (пред. ц. со­ве­та). За невы­пол­не­ние опре­де­лен­ных при­ка­за­ний ру­ко­вод­ством мо­на­сты­ря вво­ди­лись ме­ры взыс­ка­ния вро­де от­бить столь­ко-то по­кло­нов за непо­слу­ша­ние. Ру­ко­вод­ство и вос­пи­та­ние мо­ло­де­жью при­над­ле­жа­ло По­лян­ско­му».
«При церк­ви Сер­гия на Дмит­ров­ке су­ще­ство­вал неле­галь­ный мо­на­стырь, ку­да со­би­ра­лись мо­на­хи и мо­на­хи­ни их раз­ных за­кры­тых мо­на­сты­рей. Во­круг вы­ше­упо­мя­ну­той церк­ви груп­пи­ро­ва­лись лю­ди на­стро­ен­ные про­тив Сов. вла­сти – бла­го­да­ря че­му сре­ди при­хо­жан про­во­ди­лись си­сте­ма­ти­че­ская контр-ре­во­лю­ци­он­ная аги­та­ция. Осо­бо злост­но аги­ти­ро­вал ар­хи­манд­рит Гер­ман По­лян­ский. Он же увле­кал и по­стри­гал тай­но в мо­на­ше­ство мо­ло­дежь. Мне из­вест­ны несколь­ко слу­ча­ев тай­ных по­стри­гов в мо­на­хи и мо­на­хи­ни. По­стри­га­лись лю­ди из чис­ла рев­ни­те­лей церк­ви – по­сто­ян­ных про­ве­рен­ных при­хо­жан. Из этих лю­дей мы име­ли вви­ду под­го­то­вить кад­ры для борь­бы с без­бо­жи­ем. …Ру­ко­во­ди­те­ля­ми это­го неле­галь­но­го мо­на­сты­ря счи­та­лись Гер­ман По­лян­ский, Ис­и­дор Скач­ков, Ших­ма­тов Ни­ко­ла недав­но вер­нув­ший­ся из конц­ла­ге­ря, Ли­си­цин, Бо­го­яв­лен­ский, Сер­ге­ев и др. Де­я­тель­ность неле­галь­но­го мо­на­сты­ря бы­ла на­прав­ле­на на со­зда­ние яче­ек сре­ди глав­ным об­ра­зом ин­тел­ли­ген­ции по­се­ща­ю­щих эту цер­ковь. Во­вле­че­ние в ак­тив­ную ра­бо­ту, как рев­ни­те­лей церк­ви, про­во­ди­лось раз­ны­ми спо­со­ба­ми, а имен­но: по­сред­ством ис­по­ве­ди, по­сред­ством во­вле­че­ния в так на­зы­ва­е­мые чте­цы (чи­та­ли в церк­ви), по­сред­ством во­вле­че­ния в хор пев­чим и т.п. По­сле то­го как ка­ко­му-ни­будь ру­ко­во­ди­те­лю ста­но­ви­лось яс­ным, что тот или ной объ­ект «укре­пил­ся», ему на­чи­на­ли пред­ла­гать уй­ти от мир­ской жиз­ни и пе­рей­ти в мо­на­ше­ство. Лиц, да­вав­ших на это со­гла­сие – тай­но по­стри­га­ли или при­вле­ка­ли к цер­ков­ной служ­бе ипо­ди­а­ко­ном. Та­ким об­ра­зом прак­ти­че­ская к.р. де­я­тель­ность неле­галь­но­го мо­на­сты­ря сво­ди­лась к под­го­тов­ке контр-ре­во­лю­ци­он­ных кад­ров из чис­ла лиц рев­ни­те­лей церк­ви ан­ти­со­вет­ски на­стро­ен­ных. …В ука­зан­ном мною мо­на­сты­ре ли­цам про­ви­нив­шим­ся да­ва­лось на­ка­за­ние в ви­де «по­кло­нов», в чис­ле дру­гих это­му на­ка­за­нию под­верг­нут был и я – т.е. ар­хи­манд­рит Ага­фон за неяв­ку на служ­бу пред­ло­жил мне вы­пол­нять, вплоть до его от­ме­ны, по 50 по­кло­нов в день».
Ар­хи­манд­рит Гер­ман был осуж­ден на пять лет ла­ге­рей. Со­дер­жал­ся он в Ма­ри­ин­ском ла­ге­ре в За­пад­ной Си­би­ри, от­ку­да при­сы­лал пись­ма, ко­то­рые в Москве раз­ре­за­лись на ку­соч­ки, адре­со­ван­ные раз­ным ча­дам. К нему в ла­герь по по­ру­че­нию вла­ды­ки Вар­фо­ло­мея ез­ди­ла его ду­хов­ная дочь – Чер­ко­ва Зи­на­и­да, ко­то­рая (по неко­то­рым дан­ным) пе­ре­да­ва­ла ему Свя­тые Да­ры. Узнав в за­клю­че­нии о смер­ти сво­е­го ду­хов­но­го от­ца, ар­хи­епи­ско­па Вар­фо­ло­мея, отец Гер­ман на­пи­сал два за­упо­кой­ных ка­но­на, по­свя­щен­ных его па­мя­ти. «Све­том Хри­сто­вым оза­ре­ни доб­лии му­че­ни­цы, Свет Хри­стов в ми­ре при­не­со­ша, про­лив­ши кро­ви ва­ша, и бы­ше То­му свя­щен­ная жерт­ва», – по­ет­ся в од­ном из них.
В 1936 го­ду от от­ца Гер­ма­на при­шло пись­мо, из на­ме­ков в ко­то­ром близ­ким ста­ло яс­но, что де­ло его пе­ре­смот­ре­но и срок до­бав­лен. Дей­стви­тель­но, в 1936 го­ду он был вновь осуж­ден еще на пять лет и пе­ре­прав­лен в Си­б­лаг в Но­во­си­бир­ской об­ла­сти. В ла­ге­ре отец Гер­ман не остав­лял сво­е­го пас­тыр­ско­го слу­же­ния. По­здрав­ляя с Пас­хой 1937 го­да сво­е­го ду­хов­но­го сы­на, школь­ни­ка Бо­ри­са Клу­шан­це­ва (пле­мян­ни­ка Зи­на­и­ды Чер­ко­вой), он пи­сал ему из за­клю­че­ния: «Для те­бя сей­час са­мое глав­ное – ра­зум­но и се­рьез­но по­чув­ство­вать всю си­лу на­шей ве­ры, ве­ры му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков. Но са­мое глав­ное – ис­по­ве­до­вать ве­ру в жиз­ни, чтобы серд­це­ви­на твоя бы­ла бы та­кая силь­ная и бла­гост­ная, чтобы не то что слы­шал­ся, а чтобы чув­ство­вал­ся – про­яв­лял­ся хр<ис­ти­а­ни>н». Бо­рис со­хра­нял ве­ру всю свою недол­гую жизнь – в 1941 го­ду в 19-лет­нем воз­расте он про­пал без ве­сти на За­пад­ном фрон­те Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны.
На­хо­дясь в за­клю­че­нии, ар­хи­манд­рит Гер­ман про­дол­жал свой пас­тыр­ский труд – тай­но кре­стил и за­сту­пал­ся за за­клю­чен­ных, хоть и знал, чем ему это гро­зит. В ок­тяб­ре 1937 го­да он был об­ви­нен в си­сте­ма­ти­че­ской контр­ре­во­лю­ци­он­ной аги­та­ции и при­го­во­рен к рас­стре­лу вме­сте с ар­хи­епи­ско­пом Се­ра­фи­мом (Са­мой­ло­ви­чем). Пре­по­доб­но­му­че­ник Гер­ман был рас­стре­лян в ла­ге­ре в день празд­но­ва­ния Кaзaнской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри 4 но­яб­ря 1937 го­да.
При­чис­лен к ли­ку свя­тых но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских в ав­гу­сте 2000 го­да. По­сколь­ку по всем офи­ци­аль­ным до­ку­мен­там он про­хо­дил под сво­им мир­ским име­нем, из­на­чаль­но он был про­слав­лен как свя­щен­но­му­че­ник Бо­рис По­лян­ский. Поз­же бы­ло уста­нов­ле­но, что свя­щен­ник Бо­рис, о ко­то­ром шла речь во вре­мя ка­но­ни­за­ции, и ар­хи­манд­рит Гер­ман – од­но и то же ли­цо.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ