Насельники монастыря приняли участие в работе Покровской конференции в МДА

0

12 октября в Московской духовной академии состоялась Покровская конференция «Ученое монашество в прошлом и настоящем», в которой приняли участие ведущие специалисты духовных учебных заведений Русской Православной Церкви и МГУ им. Ломоносова в области истории Церкви. Во время открытия конференции приветственное слово сказал ректор МДА архиепископ Верейский Евгений.

С докладами перед аудиторией выступили насельник Высоко-Петровского монастыря, игумен Петр (Пиголь), насельник Высоко-Петровского монастыря, иеромонах Константин (Симон), проректор МДА по научно-богословской работе протоиерей Александр Задорнов, преподаватель МДА игумен Дионисий (Шленов), преподаватель МГУ имени М.В. Ломоносова А. Зоитакис, насельник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Макарий (Веретенников), профессор МДА А.И. Осипов, профессор МДА А.М. Пентковский, профессор ПСТГУ Н.Ю. Сухова, настоятельница Воскресенского Новодевичьего монастыря г. Санкт-Петербурга игумения София (Силина), сотрудник издательства Московской Патриархии Е.С. Полищук.

1dsc_8246Насельник Высоко-Петровского монастыря, иеромонах Константин (Симон) в своем докладе попытался ответить на вопрос, что такое современное ученое монашество и каковы перспективы его развития. В самом начале доклада о. Константин замечает, что «идеальные формы монашества не совместимы с чисто научной деятельностью». «Отдельные монашествующие рассматривают ее как искушение, источник гордыни, считая, что занятия научной деятельностью оказывают разрушающее воздействие на монашеский образ жизни, монашеские идеалы и на главную цель – достижение союза с Богом», – отмечает автор доклада.

При этом под «учёностью», оговаривается насельник монастыря, следует понимать не столько напрямую связанные с богословием «духовные дисциплины» (такие как догматика, нравственное богословие, экзегетика, библеистика, церковная история и каноническое право), но «скорее те, которые совсем не имеют к нему никакого отношения (например, медицина, естествознание, математика, социология и прочие)».

Утверждая, что сочетать традиционное монашество с учёностью тяжело, насельник монастыря приводит замечательные примеры исключения из этого правила. Среди них автор доклада называет церковного историка митрополита Макария (Булгакова), святого хирурга архиепископа Луку (Войно-Ясенецкого), а также митрополита Евлогия (Георгиевского), которые были и монахами, и епископами. Поэтому, заключает отец Константин, «сочетание «монашества» и «учености» в строгом смысле этого слова хотя и трудно, но не невозможно».

Другой докладчик, игумен Петр (Пиголь) охарактеризовал представителей ученого монашества как тех подвижников, которые, помимо личного аскетического подвига, удостоившись просвещения Духом Святым, «получили еще и выучку, образованность в науках богословских и прочих». Главным дело ученых монахов, замечает автор доклада, было дело христианского просвещения – проповедь, богословские труды, литературно-переводческие занятия, распространение книг.

Приводя в качестве примера ученого монашества воспитанников таких монашеских исихастских школ, как «школа преподобного Григория Синаита, тырновскую книжную школу с ее возглавителями — преподобным Феодосием и святителем Евфимием, а также учеников преподобных Нила Сорского и Паисия Величковского», игумен Петр обращается к опыту ученого монашества Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря.

Делая краткий обзор деятельности ученого монашества Русского Пантелеимонова монастыря, насельник Высоко-Петровского монастыря называет в качестве достойных для подражания таких ученых монахов, как преподобный Исаия (известный как переводчик творений святого Дионисия Ареопагита, последователь исихазма, близкий к кругу патриарха Филофея Коккина и святителя Киприана Московского), иеросхимонах Иероним (Соломенцов) – основатель, по словам автора доклада, «русского старчества на Афоне» – и его ученики: иеромонах Арсений (Минин), иеросхимонах Сергий (Веснин), иеросхимонах Парфений (Аггеев) и др.

«Задачу, призвание и дело послушания русского афонского ученого монашества» старец Иероним и его ученики видели в деле православного просвещения, отмечает отец Петр. Труды ученых афонских монахов были направлены на «пользу многих душ и Отечества», основаны на святоотеческих принципах и должны быть в настоящее время образцом для подражания, считает автор доклада. «Остается только надеяться, что с Божией помощью русское афонское ученое монашество возродится в полной мере и служение его станет столь же плодотворным», – заключает игумен Петр.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: