Чего только не видела колокольня Высоко-Петровского монастыря: святость и преступления, тяжелые военные будни и кроткие монашеские молитвы, пожары и детские восторженные глаза, а главное – сотни, тысячи людей, идущих крестным ходом со свечами и лампадами в светлую пасхальную ночь навстречу Воскресению Христову.

В память о родных братьях

Строительство колокольни Высоко-Петровского монастыря началось 325 лет назад. И сегодня ее золотой купол виден издалека, а раньше, когда вокруг еще не было стольких высоких зданий, это была самая высокая точка холма, на котором 700 лет назад святитель Московский Петр благословил построить святую обитель.

Предшествовали строительству колокольни трагические события стрелецкого бунта 1682 года, омрачившие святые пасхальные дни – бунт начался 15 мая. Среди многих погибших от рук стрельцов были и родные братья царицы Натальи Кирилловны Нарышкиной – Иван и Афанасий. Останки возлюбленных братьев царица похоронила в Покровском храме Высоко-Петровского монастыря, который был выбран не случайно. До 1672 года Нарышкины несколько лет жили в усадьбе, примыкавшей к южной стене монастыря, а в честь рождения внука, будущего императора Петра I, хозяин усадьбы Кирилл Полуэктович Нарышкин подарил ее своему царственному зятю, потому что только царь в те годы имел право пожертвовать земли монастырю. Нарышкины любили Петровскую обитель и святителя Петра, молитвенно испрашивая у него заступничества о юном Петре и обо всем семействе, часто приходили сюда на богослужения. Здесь позже и стали хоронить своих почивших: в храмах и на территории монастыря погребено более 40 представителей этого рода.

Когда погибли дяди Петра I, ему, уже объявленному царем, не было и 10 лет. Однако это был не по годам смышленый отрок, искренне любивший свою мать и ее братьев, воспитанный в правилах православного благочестия и еще не уловленный соблазнами иных вер, культур и традиций… Через два года после трагедии, в 1684 году, Наталья Кирилловна вместе с сыном отправляется в паломничество в Боголюбово, где юному царю был подарен точный список с чудотворной Боголюбской иконы Божией Матери. Вскоре от списка, привезенного в Москву, тоже начались чудотворения.

У кого первого появляется замысел возвести над могилами убиенных Ивана и Афанасия каменный храм? Возможно, у матери юного Петра или у еще одного ее брата – Льва Кирилловича Нарышкина. Возможно, и сам царь, на чьих глазах произошло страшное убийство родных и близких ему людей, слыша в Боголюбово предание об убийстве святого страстотерпца князя Андрея Боголюбского, захотел возвести каменный собор в их память. Так началось преображение Высоко-Петровской обители.

1684 год становится началом строительства Боголюбского храма. Но и Покровская церковь не упраздняется. По указу Петра вскоре начинается строительство грандиозного сооружения, которого ранее не знала история русской архитектуры. Покровская церковь, первой принявшая прах убиенных Нарышкиных, возобновляется на новом месте – над вновь устраиваемыми Святыми вратами обители; а над ней в память о двух погибших сродниках повелевается возвести двухъярусную колокольню. Высоко-Петровский монастырь становится как бы лабораторией архитектурного стиля, получившего позже название «нарышкинского» или «московского» барокко. Боголюбский собор еще сохраняет черты русского узорочья, но уже колокольня, а также Сергиевский храм и Нарышкинские палаты, возводимые практически одновременно, обретают характерные черты нового стиля. Все это грандиозное строительство ведется на средства из государственной казны и личные вклады Нарышкиных.

Триединое сочетание

Прежде в монастырях не раз возводились надвратные церкви (например, Троицкая церковь над Святыми воротами Киево-Печерской лавры, надвратная церковь мученика Феодота Анкирского Серпуховского Владычного женского монастыря), возводились и надвратные колокольни (например, в Новодевичьем монастыре), но сочетание: Святые врата, надвратная церковь и колокольня над ней – в Высоко-Петровском монастыре было устроено впервые.

Конечно, до возведения колокольни в монастыре было какое-то сооружение для звона. Об этом говорит надпись на одном из «вкладных» колоколов, упомянутых в метрике Высоко-Петровского монастыря за 1876 год: «Всех колоколов десять. Большой весом 311 пудов 30 фунтов (более 5 тонн – прим. авт.) лит на Москве на заводе Стуговщикова 1803 года на собственное монастырское иждивение… 5-й лит 7161 года [1655]: “сей колокол в Высоко-Петровский монастырь Петру Митрополиту”. Прочие малые» (из больших колоколов также упомянуты колокола весом 84 пуда 22 фунта, 42 пуда 29 фунтов, 27 пуд 11 фунтов; вес колокола 1655 года не указан).

В 1689–1694 годах настоятелем Высоко-Петровского монастыря был архимандрит Иов, впоследствии настоятель Троице-Сергиевой лавры и митрополит Новгородский, известный своей просветительской деятельностью и приверженностью святоотеческим традициям в русском духовном образовании, в отличие от входивших в моду схоластических направлений. На его плечи как настоятеля и легли основные труды по строительству в обители.

Возведение Святых врат и храма было завершено к 1690 году, а возведение колокольни – несколько позже, в 1694-м. По некоторым источникам, окончательно все работы были завершены к 1696 году. В 1702–1703 году во втором ярусе колокольни были установлены механические часы с боем работы русского часовенного мастера: «Подрядился… Воскресенского, что на Истре, часовщик Иван Захаров сделать часы боевые… и в нынешнем 1703 году часовщик Иван Захаров те часы сделал». С этого времени верхний ярус стали называть «часовым чуланом», т.к. в нем было устроено место для механизма часов, покрытое мхом.

В нижнем же ярусе колокольни, как и сегодня, располагались колокола, оглашавшие своим звоном округу.

Покровская церковь была убрана довольно скромно: в ней был трехъярусный иконостас, предположительно, (поскольку менее чем через 80 лет он описывается уже как «весьма ветхий») из старой Покровской церкви, семь икон на стенах и медное паникадило.

Не буду описывать пожары, ветхости и ремонты колокольни. Однако надо упомянуть, что освидетельствование строений монастыря и составление ремонтных смет позднее поручалось известным московским архитекторам Ивану Мичурину и Дмитрию Ухтомскому.

 

40 лет без службы

Во время пожара 1812 года, хоть «главные здания в монастыре остались от пожара целы», колокольня, как видно, пострадала. Опись 1840 года свидетельствует: «Оная колокольня укреплена железными связями, во время пожара, бывшего в неприятельское нашествие, выломались». Известно также, что французы расстреляли несколько обвиненных в поджогах москвичей прямо у стены монастыря и похоронили их между колокольней и Толгским храмом. Осквернили французы обитель и тем, что устроили в ней скотобойню. Через святые врата под храмом и колокольней на Петровку, как свидетельствовали очевидцы, выливались буквально потоки крови…

После ухода французов богослужения в Покровской церкви не совершались до 1865 года. В означенном году в церкви был устроен новый иконостас, и 4 ноября (по ст. ст.) по благословению святителя Филарета, митрополита Московского и Коломенского, она была освящена. Сохранилась памятная доска, гласящая, что в царствование Александра II по благословению митрополита Филарета сия церковь обновлена иждивением Наталии Петровны Киреевской и иных христолюбцев. Наталия Петровна, супруга философа Ивана Васильевича Киреевского, духовное чадо преподобных Серафима Саровского и Макария Оптинского, была и помощницей в некоторых издательских трудах святителя Филарета. Вероятно, интерес Киреевской к Высоко-Петровскому монастырю был связан с основанием в 1863 году в его стенах по благословению святителя Общества любителей духовного просвещения. Настоятелем обители в те годы был епископ Можайский Савва (Тихомиров), ректор Московской духовной академии.

В 1873 году в южной арке святых врат по прошению настоятеля архимандрита Григория (Воинова) была устроена часовня в честь Казанской иконы Божией Матери, поскольку «в Высоко-Петровском монастыре находится особенно чтимая Казанская икона, копия которой издавна поставлена при Святых вратах. Хотя икона сия и помещена в некотором углублении… но [оно] настолько мало, что не может предохранить икону от дождя и снега… проходящие, желающие поклониться иконе, не имеют возможности останавливаться пред иконы без стеснения проходящих мимо их по тому же тротуару…». К прошению настоятеля был приложен чертеж в цвете, на котором изображен план ворот и фасад колокольни, причем колокольня синего цвета с белыми элементами, а купол желтый (вероятно, позолоченный), хотя на фотографиях конца XIX – начала XX века видно купол со звездами, что было традиционно для храмов, посвященных Пресвятой Богородице…

Часовня – более углубленная арка с поставлением лампады перед иконой и устройство поясной створчатой решетки – была устроена, а в 1904 году еще более увеличена за счет соединения с находившейся за ней сторожкой и благоустроена. С этого времени здесь начали читать неусыпаемый акафист Пресвятой Богородице. В 1924 году часовню ликвидировали и вскоре заняли под жилье. Возобновлена она была лишь в 2000 году уже как храм-часовня, в интерьере которой были помещены иконы, написанные иконописцами Сергеем Родионовым, Андреем Бояровым и Александрой Резниковой (ею же написан почитаемый чудотворный Казанский образ Богородицы, находящийся в часовне). Роспись стен исполнили Сергей Лосев и Евгений Чебан. Местонахождение чудотворной Казанской иконы, находившейся в монастыре с 1690 года, список которой прежде был в часовне, ныне неизвестно.

1700 рублей на окраску…

Но вернемся к Покровскому храму. Будучи освящен в 1865 году, храм вновь стал домовой церковью настоятеля монастыря, поскольку, как и сегодня, был соединен небольшим крытым переходом с примыкающими к колокольне настоятельскими покоями.

В 1920-х годах все храмы Высоко-Петровского монастыря, кроме одного, оставленного для совершения богослужений, были закрыты. На территории монастыря власти разрешили жить только одному насельнику обители, и то только потому, что он числился дворником церковной общины. Скромный труженик, он не оставил после себя каких-либо иных воспоминаний кроме того, что более 20 лет (с 1911 года) посвятил служению в Высоко-Петровской обители. Практически во всех сохранившихся документах тех лет указано только его мирское имя – Иоанн (Мухин Иван Владимирович), с этим именем он занесен в Мартиролог расстрелянных и захороненных на полигоне НКВД «Объект Бутово». И все же нам известно его монашеское имя – Петр. Одна из тайных пострижениц обители тех лет, монахиня Игнатия (Петровская, в миру Валентина Ильинична Пузик) вспоминала о нем: «Помнится, был иеродиакон Петр – простец, с детской душой и ясными светлыми глазами. Он, бывало, любил рассказывать, какие иконы находятся на колокольне, где он проживал. Мир он воспринимал дельно и просто». Вместе со всей общиной после закрытия Высоко-Петровского отец Петр перешел в храм преподобного Сергия Радонежского на Большой Дмитровке. В конце жизни (когда тайный монастырь был окончательно закрыт) несколько лет он был странником, без дома, без определенного места служения, нищенствовал, но исповедания не оставлял – призывал людей к вере в Бога, за что и был арестован, осужден и 27 ноября (по н. ст.) 1937 года расстрелян на Бутовском полигоне.

Поводом для закрытия последней церкви монастыря, возглавляемого в те годы епископом Сергиевским Варфоломеем (Ремовым), послужило письмо трех членов ВКП(б), проживавших в общежитии, устроенном в Нарышкинских палатах, написанное в мае 1929 года. В этом письме упоминается и колокольня: «5 церквей были закрыты в 1922 году. <…> Шестая же церковь и колокольня были переданы в пользование верующим. <…> Колокольня же находится в самом ужасном виде, штукатурка и краска со стен совершенно обвалились, несмотря на то что в 1927 году Исторический музей истратил 1700 р. на ее окраску. На колокольне имеются несколько колоколов более чем на 500 пудов. В колокола монахи не звонят и их до сих пор не сняли, в то время когда республика переживает острый голод в цветных металлах».

Божиим промыслом колокольня, как и другие храмы и строения монастыря, сохранилась, хотя у правительства были планы расширения улицы Петровка и снесения мешающих этому проекту «объектов». До 1959 года многие помещения обители были заняты под жилье. Сохранились воспоминания, что в Покровском храме и даже на колокольне, вероятно, как-то обустроенной для этого, было женское общежитие одного из многочисленных московских вузов… В 1959 году, когда храмы и весь комплекс строений переходит в ведение Министерства культуры РСФСР, начинаются масштабные реставрационные работы, порученные проектному институту по реставрации памятников истории и культуры «Моспроектреставрация». Проект возглавил архитектор-реставратор Борис Прокофьевич Дедушенко. Скрупулезная работа в архивах, доступные археологические исследования, изучение литературы, устранение более поздних архитектурных «доработок», укрепление конструкций… Над куполом вместо установленного прежде флюгера уже в конце 1960-х годов вновь был вознесен крест.

 

«Грешный чернец»

Возрождение интерьера Покровского храма началось в середине 1990-х годов. Керамические образы святителя Петра и Богородицы на фасаде колокольни со стороны улицы Петровка были выполнены Георгием Куприяновым. Образы Спаса Нерукотворного, святых апостолов Петра и Павла и серафимов, помещенные на фасаде Святых врат со стороны монастырского двора, передала в дар обители художник Татьяна Бусырева.

Незабываемы ранние литургии в Покровском храме в праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Они всегда отличались какой-то особой внутренней тишиной и умиротворением.

В 2009 году началась отливка новых колоколов для колокольни обители. 11 декабря 2009 г. на Московском колокольном заводе «ЛИТЭКС» был отлит главный благовестник Высоко-Петровского монастыря «Святитель Петр». Этому событию предшествовал молебен, совершенный епископом Меркурием (ныне митрополит Ростовский и Новочеркасский), первым наместником возрожденной обители, на территории цеха за несколько дней до отливки. Во время молебна владыка благословил и освятил фальшколокол – форму, по которой был отлит «кампан… в Первопрестольном граде Москве… тщанием раба Божия Петра Александровича Левина» (эта надпись отлита на звуковом кольце). 18 февраля 2010 года колокол привезли в обитель, а еще через два дня священноархимандрит обители Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл после Божественной литургии при большом стечении народа освятил благовестник. Голос 516-пудового колокола стал украшением не только обители, но и всего центра столицы.

Почти на два года новые колокола были помещены на временной звоннице между колокольней и храмом Толгской иконы Божией Матери. За это время провели проверку колокольни, несущих конструкций – ведь общий вес колоколов стал значительно больше, чем был до революции – и в декабре 2011 года состоялся подъем колоколов на колокольню.

Пока колокола висели на временной звоннице, каждый паломник и гость обители мог любоваться прекрасными отлитыми образами святых и прочесть молитвы, что возносятся ныне к Небесам с каждым ударом колоколов «Святитель Петр», «Святой апостол Андрей Первозванный», «Святые Евангелисты» и еще восьми колоколов, которые создают неповторимый голос Высоко-Петровского монастыря. Еще на заводе после молебна на освящение формы колокола владыка Меркурий осмотрел цех, где отливают большие и малые колокола, и обмолвился, шутя: «А самый маленький колокол надпишу: “Грешный чернец Меркурий”».

Кто-то из рабочих запомнил – и вносит ныне свой голос «Грешный чернец» в общее благозвучие московского звона, особенно ясного и радостного в светлые пасхальные дни.

Елена Григорьевна Балашова

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: