“Покаяние – сквозная тема Великого поста, пронизывающая все богослужения в этот период. Печаль по содеянным грехам – это еще и начало монашества. Можно сказать, во время Великого поста мы все становимся в какой-то мере монахами, облеченными в чёрные одежды как символ скорби за грехи мира”.
Есть три важные вещи, о которых очень важно помнить в пост. О них мы поговорили с отцом Константином (Симоном), директором Петровской богословской школы.

фото: Даниил Афри

– Отец Константин, Вы не понаслышке знакомы с западной христианской традицией – расскажите, какие существуют различия между православным постом и западным?
– Скажу об одном примечательном и очень интересном отличии. На Западе в пост в центре внимания находятся страсти Христовы, а православный пост сосредоточен на том, что греки называют πένθος – “траур”, “печаль”. Траур в том смысле, что мы скорбим, сокрушаемся о наших грехах, которыми мы прогневали Бога. Важно понимать, что πένθος –  это траур не по Христу. Христос – победитель смерти, Он воскрес, и потому Его невозможно оплакивать. Мы можем оплакивать лишь наши грехи, наши недостатки, и бороться с ними. Апостол Павел писал Филиппийцам, чтобы они “со страхом и трепетом совершали свое спасение”. Страх Божий – это начало премудрости. Оплакивая свои грехи по примеру древних отцов Церкви, отцов-пустынников, мы должны осознавать еще и самую настоящую радость, радость от того, наши грехи прощены Господом, искуплены Его Честной Кровью. Да, мы боимся дня судного, но мы и ждем его. Это – один их смыслов Великого поста у православных. И πένθος, сокрушение о грехах – это начало покаяния.

фото: Даниил Африн

– В привычном понимании пост – воздержание от скоромных продуктов. Но о чем еще нам нужно помнить в эти дни?
– Один учитель неразделенной Церкви, святой Беда Достопочтенный, рассказывал про обращение в христианство английского короля-язычника. Однажды этот король пировал до ночи в своем замке в большой зале с открытыми окнами. В зале было светло: много факелов, свечей. В открытые окна влетали птицы – из ночной тьмы в ярко освещенную залу. Этот образ птиц заставил задуматься короля. Он тогда сказал: “Мы – язычники, и мы не знаем – кто мы и откуда, мы из тьмы попадаем в мир, где светло, потом снова улетаем во тьму, совсем как эти птицы. А если мы примем христианство – будем мы знать, откуда мы и наша жизнь будет иметь определенную цель? И будет ли нам после смерти темно?”.

фото: Даниил Африн

Мне кажется, это очень понятный и подходящий каждому православному христианину образ. Во дни поста мы должны больше рассуждать о своей вере, ни в коем случае не забывать, что мы – от Бога, и в своей земной жизни мы проделываем путь к Богу.
Главный смысл поста, как уже многие говорили, не в воздержании от некоторых видов еды. Когда меня спрашивают, как правильно нужно поститься, я вспоминаю, как в своем рассказе “Мужики” А.П. Чехов описывает русскую деревню конца или середины XIX века: убожество, социально-общественная несправедливость; крестьяне чувствуют себя под постоянным давлением со стороны высших сословий. Но при этом они примерно соблюдают все внешние предписания поста в отношении еды. В рассказе есть один эпизод: девочка подливает молоко в еду своей нелюбимой бабушке – чтобы та попала в ад. Так ненавидели друг друга крестьяне в этой деревне.
Как вы понимаете, поститься таким образом – бессмысленно. Ведь смысл – в нашей любви к ближнему, в делании добрых дел, а не в воздержании от нескольких видов скоромных продуктов до такой степени, что мы становимся злыми, агрессивными друг к другу.
– Для чего же тогда нужен этот внешний пост, соблюдение обрядов?
– Обряд – это внешнее проявление догмата. Обряд очень тесно связан с нашими внутренними чувствами и восприятием веры. Совершая обряды, участвуя в Таинствах Церкви, мы как бы внешне свидетельствуем об истинности того, во что мы верим. Наша вера – внутри, но проявляем ее мы внешним образом, через обряды.
Господь дал нам разум и, хотя мы не в силах проникнуть всецело в некоторые Таинства, однако же мы можем изучать свою веру, размышлять над ней и объяснять ее тем, кто еще на пути к Богу, кто невоцерковлен, подавать пример христианской жизни. Это наш важный долг как христиан. И Великий пост – самое подходящее для этого время.

фото: Даниил Африн

– Нет ли опасности, что наши размышления о вере заведут нас слишком далеко?
– В этом деле важен духовник, который объяснит, ответит на вопросы или посоветует духовную литературу.
Я был у иезуитов и знаком с таким типом размышления, который, действительно, уводит ум далеко от истины: на западе, например, любят развивать тему Страстей Христовых, предельно вникать в то, что изображено на какой-либо картине и так далее. Я не сторонник такого подхода – в нем слишком много фантазии, как мне кажется. Или, например, фильм Мэла Гибсона “Страсти Христовы”, в котором очень натуралистично изображены страдания Спасителя. На мой взгляд, такие вещи не требуют того, чтобы их изображали очень выпукло. Это может быть полезно лишь тем, кто только приходит к вере.
В России в XVIII – XIX вв. Библейское общество издавало Библии без примечаний. Чтение священных текстов без комментариев и самостоятельное размышление над ними привело к тому, что появилось множество различных сект, еретических учений. Библии пришлось сжечь. Это яркий исторический пример того, насколько неполезно бывает читать Священное Писание без разъяснений и без благословения духовника.

фото: Даниил Африн

– Вы уже говорили о посте как о периоде печали о своих грехах и как о времени размышления над собственной верой. А в отношении с окружающими – каким должен быть наш пост?
Снова хочу обратиться к примеру из русской классической литературы. У Л.Н. Толстого есть рассказ “Где любовь, там и Бог” – про бедного сапожника Мартына. Мартын любил читать Священное Писание и однажды, читая, он задремал над страницами Евангелия. И услышал сквозь сон, будто Иисус Христос говорит, что завтра Он придет к нему. На следующий день Мартын пристально вглядывался в окно – не идет ли к нему Спаситель? Но вместо Него сапожник увидел уставшего дворника – и пустил его отдохнуть, увидел голодную нищую женщину с младенцем, которых он также накормил и обогрел, увидел, как поймали маленького воришку и повели в околоток – и сапожник заступился и за него…  Так прошел день, а вечером, когда Мартын снова сел за чтение Евангелия, он вспомнил, что Христос к нему так и не пришел – и очень опечалился. И снова было ему видение, что все люди, которым он помог днем, говорят ему голосом Спасителя: “Мартын, это ведь Я был у тебя сегодня”. И бедному сапожнику стало очень радостно оттого, что он принял Христа у себя.
Толстой неслучайно дает это имя своему герою. В IV веке был такой святой – Мартин Турский,  (Мартин Милостивый) – известный исповедник и святой неразделенной Церкви. Он, будучи солдатом римской армии, нес воинскую службу в Паннонии (современная территории Венгрии) и, поскольку вырос в языческой семье, не знал о Христе. Однажды зимним вечером, когда дул сильный холодный ветер, он встретил на улице полураздетого нищего и пожалел его. Но так как у Мартина не было денег, он снял с себя плащ, разорвал его надвое и отдал одну половину продрогшему нищему.  В ту же ночь нищий явился ему во сне в образе Христа и сказал “Мартин, этим плащом ты покрыл Меня”.

Святой Мартин Турский

Святой Мартин Милостивый стал прототипом рассказа Толстого “Где любовь, там и Бог”. На меня этот рассказ произвел когда-то очень большое впечатление. Я прочитал его на английском языке, когда мне было лет 12. После этого я стал серьезно задумываться, что христианство – это не только соблюдение внешних обрядов, это – активная помощь нуждающимся, это – беззлобие к друг другу.
Где бы мы ни были, встретив нуждающегося – будем внимательными к ним и милостивыми. Мусульмане, например, отдают 1/20 часть имущества каждый год в пользу неимущих – у них это называется “закят”. Православные тоже должны не забывать помогать ближним и “дальним”, и особенно – бедным, которых можно встретить на каждом шагу. Первых христиан знали не за исполнение обрядов, а за то, что они любили друг друга, любили не-христиан, были милостивыми и радовались.

– “Радости” в большом городе чаще всего связаны с наслаждением, каким-то удовольствием. Как радоваться в пост?
– Почему вообще православный человек должен поститься? Мы делаем это в свидетельство нашей веры, что все наслаждения земные – преходящие, а нас ждет что-то более важное после смерти. Это “важное” – встреча с Богом. По сути, мы живем в ожидании эсхатона – конца времен. И пост – это свидетельство, что наша жизнь не заканчивается здесь, на земле, поэтому нам не требуется “всего и сразу”. Есть нечто важное, чем земные наслаждения – вечная жизнь с Богом.

фото: Даниил Африн

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: