День Святой Троицы для каждого из нас – это наполненный высокой радостью праздник, в который мы ждем особой милости Господней – ниспослание Духа Святого. В нашей обители этот праздник особо переживает и отмечает один из насельников, отец Константин (Симон). Почему? Ровно три года назад, в праздник Пятидесятницы, по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла архиепископ Петергофский Амвросий совершил чин присоединения к Православной Церкви католического священника Константина Симона. Каждый год мы поздравляем батюшку с этой – конечно, же, особенной для него датой. Отец Константин многое повидал в своей жизни – страны и обычаи, люди, языки, но теперь он несет послушание в возрождающейся обители в центре Москвы, под покровом святителя Петра. Сегодня мы хотели бы поговорить отцом Константином о празднике Троицы, о его жизни в России и о том, что изменилось с тех пор, как батюшка принял Православную веру.

о.Константин: из Католичества в Православие меня приняли накануне одного из главных христианских праздников – дня Святой Троицы. Владыка Амвросий, архиепископ Петергофский, меня сердечно наставлял; служба в тот день была особенно торжественна. Я был очень рад, что именно в Санкт-Петербургской Духовной Академии Святейший Патриарх благословил совершить этот чин. Все это снимали на видео, и, что меня удивило, потом сделали видеоролик с английским субтитрами, так что многие мои католические друзья смогли его посмотреть и поздравить меня.

фото: http://aquaviva.ru/

– У Вас сохранились дружеские отношения с ними после вашего перехода в Православие?
– Да, мои друзья рады за меня, рады, что я нашел свой путь. Личные отношения после моего перехода не пострадали, а вот официальные… Могу сказать только то, что Папский Восточный университет, в котором я долгое время был в профессорском составе и одно время проректором, больше не приглашает меня на свои научные конференции.
– Расскажите, как Вам живется в России?
– Здесь я почувствовал, что оказался дома. Ни в Италии, ни в Германии, ни в Бельгии, ни даже в Америке такого не было. Я с детства мечтал жить в России. И мне кажется, что в конце концов я действительно нашел себя, нашел истинную Церковь. Сперва я немного боялся ехать сюда – не знал, как люди примут меня. Думал, что мне не будут доверять – ведь у меня «католическое прошлое». А оказалось наоборот. Россияне более открытые, чем я предполагал. В Высоко-Петровском монастыре я удивительно легко адаптировался: меня здесь хорошо, очень сердечно и искренне приняли.
– Есть ли у Вас в России любимое место?
– Наверное, это Валаам. Его храмы и природа. Очень люблю северную природу. Что касается Москвы – хочу сказать, что это очень чистый и гостеприимный город, если сравнивать с другими мегаполисами. В советское время здесь было разрушено много церквей, но все равно остались такие древние и красивые храмы, которые свободно можно посетить.

фото: http://cruise-spb.com/stoyanki/valaam

– Возникли ли у Вас какие-то разочарования с переходом в Православие?
– Я принял Православие уже как священник. Во время Всенощного бдения, во время пения стихир, меня благословили читать записки. А дело в том, что мне очень нравятся стихиры, я особенно люблю слушать их, ведь в них – такой глубокий смысл, столько красоты! Совершая поминовение (читая записки с именами людей), я не могу, к сожалению, следить внимательно за стихирами… Но это – послушание, и разочарованием это назвать нельзя.
Еще когда я просто пришел впервые в Православный храм – не как священник, а как простой богомолец, мне было очень сложно выстоять службу. Не из-за того, что она длинная и нужно все время стоять. А из-за того, что храм часто переполнен неспокойными молящимися – это было в Италии, где в храмах бабушки беседуют, как на рынке.

фото: пресс-служба СПБДА

– С переходом в Православие Вы теперь живете на одном месте, в Высоко-Петровском монастыре, до этого же у Вас была такая разнообразная жизнь… Не бывает ли Вам скучно?
– Нет. Не скучно. Больше всего перейти в Православие я хотел в том числе из-за литургической жизни. На Западе мне этого не хватало.
Мне очень нравятся православные богослужения. Меня поразило и до сих пор я восхищаюсь православным церковным пением, ведь я очень ценю это.
Из светских увлечений у меня так и остался оперный театр. Я полюбил оперу, когда мне было 10 лет. Благодаря этому увлечению я выучил языки: первая моя опера была “Фауст” на французском. Когда я позже стал изучать французский язык в гимназии, у меня уже было хорошее произношение. Потом увлекся русскими операми, сильно их полюбил – до сих пор могу цитировать всего Бориса Годунова.
– Отец Константин, что для Вас значит праздник Святой Троицы сейчас?
– Конечно же, этот день для меня особенный. Именно в этот праздник меня приняли в Православие.
В русской традиции праздник Пятидесятницы это и день Святой Троицы, у католиков же только – «Пятидесятница» или – «Сошествие Святого Духа». На Западе празднуют день Святой Троицы неделей позже Пятидесятницы.
– Расскажите о традициях на Пятидесятницу в католических странах.
-В Римо-Католической Церкви цвет облачения в праздник Пятидесятницы не зеленый, а красный, потому что там сосредоточены на том, что Святой Дух сходил на апостолов в виде пламенных языков. В Средние века существовал даже такой обычай в южной Италии и Англии – в храмах в потолке были отверстия, через которые в праздник Пятидесятницы спускали красные лепестки роз. Эти лепестки роз – символ огненных языков. Сейчас этой красивой традиции уже нет.
В день Святой Троицы на Западе (через неделю после Пятидесятницы) монахи всегда читали Афанасиевский Символ веры, начинающийся словами «Quicumque vult salvus esse», буквально – «всякий, желающий спастись». В этом труде излагается подробное учение про Святую Троицу: о лицах Святой Троицы, их соединении и прочее.
Также сегодняшний праздник издревле был связан не только с почитанием Святой Троицы и Пятидесятницы, но и с поминовением усопших. В древних византийских богослужебных книгах есть указание на то, что в этот день совершалось поминовение усопших (мы это делаем накануне, в Троицкую родительскую субботу, но в коленопреклоненных молитвах мы также молимся за усопших сродников).
Учение о Святой Троице – главный догмат христианской веры. Это то, что отличает нас от всех иных религий.
Очень хотел бы, чтобы каждый православный христианин в этот великий праздник (и не только) внимательнее бы относился к своей вере, стал глубже изучать ее, чтобы немного приблизиться к пониманию тайны Святой Троицы. Каждый христианин должен к этому стремиться, потому что Господь дал нам дар разумения. Иначе мы так и останемся язычниками, для которых все вокруг – непонятно и стихийно. А мы были крещены во имя Отца и Сына и Святого Духа, и во время Таинства Крещения нам была дана благодать Святого Духа.

Информационная служба Высоко-Петровского монастыря

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: