Священномученик Макарий (Гневушев) (1858–1918)

Епископ Макарий (Гневушев)

 

Михаил Васильевич Гневушев в начале ХХ века был одним из самых известных педагогов в Киеве и стал инициатором создания «Киевского педагогического общества взаимной помощи», был наблюдателем церковных школ Киевской епархии. Будучи видным общественным деятелем, миссионером, в 1906 и 1907 гг. он принял участие в работе 3-го и 4-го Всероссийских съездов Русских людей, проходивших в Киеве и Москве, как делегат от рабочей монархической организации – Киевского Союза русских рабочих. В докладе в отделе Русского Собрания он отмечал: «…значительная часть учащейся молодежи стала в ряды “освободителей” и, выйдя из условий нормальной жизни, превратилась в послушное орудие революционных и анархистских партий. Современное состояние высших и значительной части средних учебных заведений крайне безотрадно и ничего не обещает не только в ближнем, но и в более или менее отдаленном будущем».[1]

Монашеский постриг будущий владыка принял после смерти жены в 1908 году. Тогда же он был рукоположен во иеромонаха и вскоре и стал настоятелем Высоко-Петровской обители с возведением в сан архимандрита. В Москве архимандрит Макарий стал активным участником монархического движения, ближайшим сподвижником председателя Русского Монархического Союза священномученика протоиерея Иоанна Восторгова. В те годы он писал: «Революция ушла в подполье, но левые организации деятельно работают, подготовляя новую атаку. Все их заботы устремлены на то, чтобы по возможности развратить народ, глумясь над Церковью и ее обрядами, чтобы убить в народе религиозное чувство и уважение к святыне. До тех пор, пока Церковь оказывает свое спасительное влияние на народ, революционеры беcсильны привлечь его на свою сторону, потому что Церковь поддерживает в нем любовь и преданность к Отечеству и престолу…»[2]

В то время в Высоко-Петровском монастыре активно помогали рабочим, устраивали для них обеды, показывали просветительские фильмы, здесь находился филиал Варнавинского общества трезвости. Позже владыка Макарий вспоминал об этом периоде своего служения: «…всемерно работал, не страшась ни врагов, ни друзей, над освобождением, хотя и неполным, рабочего класса из цепких лап жестокого и чуждого русскому народу капитала. Для этого устроены мною были артели [по производству солдатского белья и сапог]».[3]

Осенью 1909 г. он был назначен настоятелем Новоспасского монастыря. Здесь, по примеру Высоко-Петровского монастыря, им были учреждены Новоспасское Братство церковного пения и трезвости, которое к 1911 г. стало самым многочисленным (более 300 человек) и благоустроенным в Москве. Один из путей поднятия уровня религиозности в народе архимандрит Макарий видел в привлечении наибольшего числа прихожан к осознанному участию в церковном богослужении.

Вся деятельность архимандрита Макария в Москве проходила в обстановке ожесточенной травли со стороны «желтой» прессы и всех сил, которым была ненавистна сама идея укрепления Православия, подлинно религиозно-нравственной атмосферы в древнейших Московских обителях. «За все эти христианские труды сектанты порешили во что бы то ни стало изгнать батюшку отца Макария из Москвы, и поэтому враги выдумывают на отца архимандрита всякие глупости, которые печатаются во всех жидовских газетах», – читаем мнение редакции на одной из работ о. Макария.[4]

В 1914 г. отец Макарий был рукоположен во епископа Балахнинского, викария Нижегородской епархии, а в январе 1917 г. стал епископом Орловским и Севским. Однако вскоре Святейшему Синоду была направлена телеграмма от Орловско­го комитета общественной безопасности, опубликованная в местной газете. В этой телеграмме со­держалась просьба к духовной власти об удалении епископа Макария с занимаемой им кафедры. Макарий назывался «известным ревнителем старого режима», «сподвижником темных деятелей», говорилось, что он «неуместен и даже опасен в качестве иерарха при новом порядке» жизни.[5] В мае 1917 г. по требованию революционных элементов владыка был отправлен на покой как «несоответствующий духу времени». Около года владыка служил в Смоленском Спасо-Авраамьевом монастыре, а с 1918 года – в Спасо-Преображенской обители Вязьмы.

Владыка был известен как прекрасный проповедник, оратор и администратор. Несмотря на большевистский террор, храм, в котором он служил, вновь стал наполняться молящимися, приходившими послушать святительские богодухновенные, насыщенные божественной мудростью проповеди, о которых слушатели и после потом говорили, что ничего подобного им никогда не приходилось слышать. Большевики подсылали к владыке убийц, но он чудесным образом был спасен – убийцы перессорились на паперти храма, и один из бандитов убил другого. Для ареста владыки в древний монастырь был послан целый отряд. Владыку остригли, одели в солдатскую одежду, избивали… На следующий день епископу Макарию позволили вызвать своего келейника для исповеди и причастия. Позже он свидетельствовал, что Преосвященный мужественно переносил все глумления и побои, следы которых были видны на его лице и теле.

22 августа / 4 сентября 1918 года владыка был расстрелян по обвинению в «организации белогвардейского заговора». Красноармеец, простой крестьянин, отбывавший службу в Смоленске и участвовавший в расстреле «врагов народа» через несколько лет вспоминал: «…Подъехал автомобиль и привез человек пятнадцать приговоренных. Ничего особенного в них не было, только на одного я обратил внимание. Это был не то священник, не то монах, небольшого роста, седой, тщедушный. Как только я понял, что это духовное лицо, у меня сердце так и захолонуло. Страшно стало. Когда заключенных повели к траншее, то этот старик, проходя мимо меня, остановился, благословил и сказал: “Сын мой, да не смущается сердце твое, – твори волю пославшего тебя”. У меня аж пот выступил, откуда ему было знать, мое смущение и колебания? Заключенных выстроили спиной к яме, и мы стали по очереди их расстреливать. Это духовное лицо поставили в конце шеренги, он попросил, чтобы ему не завязывали глаза и расстреляли последним. Он глаз не сводил с расстреливаемых, усердно молился, мы все видели, как он сосредоточенно перебирал небольшие четки.

Разные люди попадались, кто-то очень боялся и пытался молить о пощаде, и тогда этот старик выходил из шеренги, подходил к упавшему духом и что-то шептал ему, затем благословлял. Мы этому не препятствовали, нам же спокойнее. Наконец настала и его очередь. Я подошел к нему, а самому страшно. Он увидел мои колебания и громко, чтобы все слышали, говорит: “Отец мой! Прости им, не ведают, бо, что творят. Прими дух мой с миром”. Раздался приказ стрелять, и трагедия окончилась…»[6]

Свидетельницей расстрела была дочь владыки, которая, скрываясь, смогла проследовать за осужденными. Ее описание казни практически не отличается от приведенного выше рассказа.[7]

Епископ Макарий был причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе РПЦ в августе 2000 года.

[1] Гневушев М. В. Доклад члена Совета Киевской Русской Монархической Партии М. В. Гневушева, читанный в Киевском отделе Русского Собрания 3 июля 1906. Киев, 1906.

[2] Жизнеописания настоятелей Московского Новоспасского мужского монастыря с 1906 по 1926 гг. М., 2002.

[3] Епископ Орловский и Севский Макарий (Гневушев). «Правда и беспристрастие – основа и источник истинной свободы». Открытое письмо. – Орловский вестник. Орёл, 1917. № 80. С. 3. // Цит. по: Российское духовенство и свержение монархии… C. 107

[4] Жизнеописания настоятелей Московского Новоспасского мужского монастыря…

[5] Орловский вестник. Орёл, 1917. № 78. С. 3 // Цит. по: Российское духовенство и свержение монархии… C. 108.

[6] М. Польский, протопресвитер. Новые мученики Российские. 1949. С. 73–76

[7] По материалам базы данных «Новомученики и исповедники российские» Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (далее – База данных ПСТГУ).

Е. Г. Балашова, специалист Синодального отдела религиозного образования и катехизации, член секретариата Международных Рождественских образовательных Чтений. 

Епископ Макарий, в миру Гневушев Михаил Васильевич, родился в 1858 году в селе Репьевка Симбирской губернии, Ардатовского уезда.

В 1882 году окончил Киевскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия и преподавал в Киевско-Подольском Духовном училище.

В 1883 году переведен наставником в Острожскую учительскую семинарию. С 1885 года преподавал в Киевском женском училище.

В 1890 году переведен преподавать в Киевскую Духовную Семинарию. Был женатым священником и прославился яркими проповедями и миссионерской деятельностью.

В 1908 году, вскоре после смерти жены, принял монашество с именем Макарий. В этом же году был возведен в сан Архимандрита и назначен настоятелем в Москву в Высоко-Петровский монастырь.

В 1909 году переведен настоятелем в Новоспасский монастырь в Москве. 11 июля 1914 года в Нижнем Новгороде архимандрит Макарий был рукоположен во епископы и получил должность епископа Балахнинского, викария Нижегородской епархии.

В январе 1917 года епископ Макарий был переведен в Орловскую епархию на должность епископа Орловского и Севского. В мае того же года уволен на покой и поселился в Смоленской губернии: сначала в Спасо-Авраамиевом монастыре Смоленска, затем – в Вязьме в Спасо-Преображенском монастыре, где 22 августа 1918 года был арестован и препровожден в тюрьму Смоленска.

4 сентября 1918 года по обвинению в «организации белогвардейского восстания» епископ Макарий расстрелян чекистами в пригороде Смоленска. 20 августа 2000 года Архиерейским Собором епископ Орловский Макарий (Гневушев) был причислен к лику святых, как священномученик. Священномученик Макарий был известен всей России, как выдающийся проповедник и национальный деятель. Еще будучи Архимандритом, он по праву считался одним из идеологов и руководителей черносотенного движения.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ